Логин  Пароль 
 запомнить меня 




Начать новую тему Ответить на тему  [ Сообщений: 41 ]  На страницу Пред.  1, 2
Увидимся в космосе. 
Автор Сообщение
Новичок
Сообщений: 27

Аватар пользователя

Увидимся в космосе, рейнджер.
Сообщение 24.11.2016, 20:59
Сказка для Гаальца 10 :
До Уудлана мы добрались без приключений. Было несколько напряженных моментов, когда на радаре высветились пара пиратов, преследовавших малокский лайнер, но, как оказалось, нервничал я зря. Витта Прайонис была системой, которую делят между собой гаальцы и малоки. И первые снабжали вторых технологическими новинками для боевых кораблей. В ответ на подобную любезность малоки занимались безопасностью в секторе. Как оказалось, с Дуэдэ на Уудлан летели не только мы - я заприметил пассажирский корабль, который оторвался от нас ещё на Краа. Видимо сказывался груз, который послушный Греф захватил во время нашей прошлой стоянки. Была у меня мысль, что это все может быть связано с заказом, но доказательств не было.
Оказавшись на планете я распорядился заняться выгрузкой продовольствия. После чего связался с ближайшим торговым центром и продал всё, даже не обратив внимания на цену. Я оказался не в убытке, даже заработал сверху, кажется, и ладно. Теперь оставалось заглянуть к местному доку. Как его звали? Антаавар? Антаанар? Вроде как-то так. Выяснить насчёт медикаментов, взлететь и добравшись до Краа покончить с гаальцами. К слову о них – что мне делать с Лапом? Этот вопрос я отложил на потом.
- Греф, свяжись с диспетчерской, пускай попытаются найти мне контакт Антаанара, врач. Прибыл, сюда, скорее всего не очень давно. Должен обитать недалеко от… - Мысль, мелькнувшая у меня в голове, вновь разбудила паранойю- … да, должен жить недалеко от космопорта.
- Минутку.
Кто селится недалеко от космопорта? Те, кто рассчитывает в любой момент сбежать с планеты. Подумав немного, я засунул эту мысль поглубже. Если это правительственный агент, то эту точку выбрали специально, чтобы с ним проще было выйти на контакт.
- Леонид, запрашиваемый номер обнаружен. Настроить узкий луч связи для установления контакта?
- Давай. Попробуем поговорить с этим Антаанаром.
Местный специалист по глаамории оказался весьма спокойным гаальцем. После того, как я представился пилотом Леонидом, которого попросили о помощи, он вежливо выслушал суть просьбы и вполне резво ответил мне, что необходимые медикаменты почти в полном составе есть в космопорте. Он даже был столь любезен, что продиктовал мне список необходимого. После чего, он посетовал, что для лечения глаамории требуются ещё и его личные разработки, которые я могу в любой приобрести у него. Ещё он добавил, что в принципе, можно обойтись и без тех дополнительных лекарственных средств, которые он разработал, но тогда упадёт эффективность лечения. Мне даже не потребовалось ему напоминать о каких-либо прежних заслугах. Он был рад мне помочь и так. Надо сказать, что впечатление он о себе оставил благоприятное, единственное что отвлекало – это то, что он постоянно шевелил губами. Даже когда молчал.
- Разумеется, я просто обязан вам помочь, дорогой Леонид. Вы очень порядочный пилот, раз согласились взяться за такое дело. – Как и следовало ожидать от гаальца, говорил он величественно и степенно, но у него почти полностью отсутствовали так раздражавшие паузы, которые возникали между тем, как что-то сказали гаальцу и тем, когда он ответил. – Можете не беспокоиться, вам я сделаю скиду, цена выйдет всего в пару десятков кредитов. И насчёт глаамории не волнуйтесь – на людей она не действует.
- Благодарю вас, Антаанар, вы столь великодушны…

Выключив ком, я тут же принялся вбивать названия медицинских препаратов, оформляя покупку. После этого заказал гравикар, чтобы доехать до этого доктора. И уставился долгим немигающим взглядом в экран. Как-то всё слишком просто. Даже, можно сказать, наивно. Цепочка моих перемещений продолжилась. Сначала Дуэдэ, потом Уудлана, теперь куда-то в окрестности космопорта… Словно кто-то простроил маршрут и предлагал мне по нему пройти. И всякий раз это был мой выбор, согласиться или же отказать. Мотнув головой я перевёл взгляд на соседний экран и вывел на экран информационно-поисковую систему. Поиск данных о глаамории подтвердили слова доктора Антаанара, что для людей она не опасна. Я даже нашел его статью, посвященную этой болезни. Особенно хорошо были раскрыты вопросы распространения болезни.
Отключив экраны и подняв взгляд на желтоватое небо Уудланы, я выкинул из головы задание. Есть вопрос чуть более актуальный – а что мне делать с моим пассажиром? Он нелегал, здесь у него родственников, скорее всего нет, но не таскаться же ему вечно на моем корабле беспризорником? Я в любом случае возвращаюсь на его родину, так что у него есть неплохой шанс вернуться домой, если, конечно, ничего дурного не случится. Однако же, в первую очередь, мне необходимо узнать, что он об этом думает.
Когда подъехал мой транспорт для поездки на планете, я принялся разыскивать Лапа и обнаружил его в трюмовом отсеке, на спусковом трапе. Мои заказы уже прибыли и теперь он блуждал между коробок, рассматривая их. Поговорив с водителем, доставившим гравикар, я внес за него аванс и наконец-то обернулся к Лапочке, настраиваясь на серьёзный лад.
- Лапа… Лап, нам надо поговорить. – Я повёл плечами, от внезапного порыва ветра и поморщился от боли в левом плече. Когда же оно уже заживёт? – Я прокатил тебя на своём корабле и у тебя есть возможность остаться здесь, начать всё заново на новой планете, оставив все свои проблемы в прошлой жизни, которая была до этого путешествия. Я могу дать тебе денег на первое время, подсказать пару советов, но к концу дня я отсюда улечу. Мой маршрут лежит к Дуэдэ, твоей родине и если ты захочешь – я могу взять тебя с собой.
- Рейнджер Леонид, - Лап, кажется, был печален и напуган, - я вам надоел? Я мешаю вам? Если это так, то…
- Нет, Лапочка, я просто даю тебе выбор. Если хочешь, можешь остаться здесь. Не хочешь – можешь…
Договорить я не успел. Моего слуха коснулся какой-то посторонний шум. На мгновение я замер, выискивая его источник. Спешным шагом я выскочил из трюма и принялся оглядываться. К ангару на небольшой высоте приближалось четыре гравикара. Лучи местного светила озорно поблескивали на чем-то металлическом, в руках пассажиров. Прищурившись я всмотрелся. Когда же я разглядел, что было у них в руках, я чуть было не заорал благим матом.
- Лап, в кар, пулей! Греф, - быстро всё рассчитав, до меня дошло, что прогреть двигатели мы не успеваем, - Блокировка, полная. Врубай защиту. Лап, какого черта ты всё ещё внутри? Шевелись!
Мой пассажир-гаалец замер в растерянности, но громкий окрик привёл его в чувство и добавил скорости мышления. А может, он просто последовал приказу, оставив размышления на потом. Я рыбкой нырнул на водительское сидение, как раз вовремя, чтобы увернуться от электрического разряда, который ушёл в поднимающийся трап корабля. Мотор гравикара хрипло взвыл, когда я рванул рычаги и машина неохотно начала отрываться от земли.
- Пригнись! Голову ниже! – Мне пришлось дернуть Лапа за комбинезон, который он так и не сменил. Не на что было менять. И некогда. А рванул я его вниз не зря. По нам стреляли, причём активно. Да что же это за гаальцы такие? Резко крутанув штурвал гравикара я направил его к открытой части ангара. На встречу приближающейся группе. – Пристегнись!
Встречающая делегация на патроны не поскупилась. Они принялись тормозить, двое водителей решили встретить нас, развернув свои кары боком, и теперь по нам стреляли уже как минимум шестеро. Мне же не хватало рук. Одной рукой я пытался управлять штурвалом гравикара, второй нужно было контролировать Лапа. Ещё мне нужно было как-то успевать дёргать все эти рычаги, ответственные за ускорение, магнитные поля и бездна знает что ещё. А и да, пожалуйста, будьте добры, кто-нибудь одолжите мне пару рук, чтобы я мог успеть отстреливаться, пристегнуться и схватиться за голову! Крутанув штурвал, я судорожно разжал руки в отчаянной попытке успеть застегнуть ремень безопасности. Машина принялась заваливаться набок, подставляя свое днище под выстрелы бандитов. По корпусу пришёлся заряд дроби, замигали какие-то огоньки, заверещала сигналка.
Я всё же успел пригвоздить себя к воительскому креслу. Как – не знаю. А ещё я успел ухватиться за Лапа, который намеревался вылететь из кабины. Великий Космос, почему он такой тяжёлый?! Рука моя, совместно со спиной, тут же заорали, что они БОЛЯТ. Сцепив зубы, я потянул гаальца обратно, не обращая внимания не повторившийся дробный стук по днищу кара. Лап с вытаращенными от ужаса глазами, вцепился в мои руки, с какой-то неестественной для него силой. Раздался сухой треск, что-то зашипело, гравикар шатнулся из стороны в сторону и задрожал. Скрежет моих зубов и грохот. Локтём я задеваю контролер, и машина начинает набирать скорость. Вернее – гравикар просто срывается с места, со свистом проносясь мимо палящей по нам банды.
- Держись, Лапа! Давай! Лезь! Внутрь! – Свистящий в ушах ветер сносил мои слова куда-то вдаль. Стрелявшие по нам принялись разворачивать машины, но в этот раз удача была на нашей стороне, кто-то из них должно быть как-то не так повернул штурвал и раздался громкий скрежет, когда один из каров врезался на развороте в другой. А может быть этот скрежет я додумал сам. Плевать. – Ползи… Ползи, черт бы тебя побрал, гаалец ты драный! Ну!
Лап, судорожно хватаясь за мою одежду, руки, плечи (в этот момент я яростно взвыл, но так и не разжал рук), кое-как вскарабкался в гравикар. По нам пальнули чем-то, запахло озоном, а я продолжал держать Лапочку за шкирку, пока он намертво не вцепился в ремни безопасности и не застегнул первый из них на груди. В этот момент я заметил, краем глаза, что бандиты рассыпались по ангару и один из них поднял руку вверх. Разжав руки я рванулся к штурвалу, бросив один единственный взгляд на то, куда мы летим. Космос, молю тебя, не дай нам погибнуть вот так. Рука моя легла на штурвал, вторая вдавила рычаг скорости до упора и я резко накренил машину вниз, отключая антиграв, державший нас на заданной высоте. Гравикар задёргался и натужно взвыл, протестуя против того, на что он не был рассчитан. Лап заорал что-то на гаальском. Нас закрутило, развернув кабиной к ангарам, нос кара резко ухнул вниз, и в последний момент я заметил, как бандит опускает руку, отдавая приказ. Я закрыл глаза.
Залп прошёл мимо.
Когда мы долетели до домика, который снял себе доктор Антаанар, Лап уже полностью успокоился и, кажется, отключился. Спрашивается, а почему мы вместо отделения полиции, человеческого посольства, или на худой конец, правительственного отдела по делам рейнджеров, почему вместо любого из этих мест мы направились к врачу? Тому были объяснения. Во-первых – Лапу ранили. Во-вторых – времени у нас было очень мало. Если мы застрянем здесь дольше, чем на пару часов, то бандиты успеют перегруппироваться, вскрыть корабль, найти нас или ещё что-то в том же духе. Да и у того лайнера, что ждёт медикаментов, если рассказанное ими правда, времени поджимает. Ещё в копилочку – о моём прибытии знало слишком мало существ. Если это была работа местных властей, то подсказывать им, что я всё ещё жив – плохая идея. Если же это была вина Антаанара, то…
Гравикар нам пришлось сменить. С трудом посадив его после того как я закрутил его в обратный штопор, кар отказался заводиться. Вытащив сопротивляющегося Лапа, который вцепился в ремни безопасности так, что пришлось силой разжимать его руки, я взорвал машину, при помощи лазера. Хорошо, что баки не особо сильно пострадали, а на горючие поставщик не поскупился. При этом, мне удалось управиться всего за пару минут. Как – сам не знаю. Есть шанс, что преследователи, заприметив чёрный дым, решат, что мы кончились вместе с каром. Сомневаюсь, конечно, но им придётся это проверить, а значит – это займёт время. Новый гравикар я попросту угнал. Что? Неужели кто-то думал, что прошлое, от которого я бегу и за которое меня могли бы убить, было светлым, радужным и с цветочками?
Драндулет, который я приметил, был довольно старым и судя по состоянию – заброшенным. Зато, после небольших манипуляций с антигравом и движком, эта развалина соизволила взлететь и довольно резво набрала высоту. Со скоростью у неё были проблемы. Зато это дало мне время успокоиться и понять что произошло, и что делать. Выбор мой пришёлся на врача, как уже было сказано, по многим причинам. Зато он, кажется, был не особо рад нас видеть.
- Что вы здесь делаете, да ещё в таком виде? – Антаанар взглянул на меня крайне удивлённо.
- Доставляю раненого. Док, кажется это по твоей специальности? – Я небрежно ткнул пальцем в Лапа, всё ещё сидевшего в гравикаре. Сам я следил за реакцией врача. Что-то было не так.
Врач посмотрел на меня, недоумённо, после чего быстро перевёл взгляд на машину и пару мгновений всматривался в неё, шевеля губами и причмокивая. После этого он ошарашено замер и издал гортанный звук, распознав, что находилось внутри.
- Что вы натворили?! – Док схватился за голову и с ужасом уставился на меня.
- Кажется – спас его. Что, зря? Пойду тогда, подброшу его тем, кто в нас стрелял. Как думаете, это будет лучше? – Настроение моё было далеко от отметки «хорошее», поэтому я не успел заткнуться прежде, чем выдал едкую шуточку.
- Нет! Лучше помогите мне занести его в дом.
Вдвоём мы поспешно перетащили Лапочку в жилище Антаанара. Расположив его на какой-то кушетки, с которой смахнули кипу бумаг, доктор тут же принялся осматривать ранение. Железный осколок, то ли пули, то ли от нашего предыдущего транспортного средства, который я не спешил удалять, потому как ничерта не смыслил в гаальской медицине. Док, постоянно шлёпая губами и причмокивая, мое решение одобрил, попутно объясняя, что нужно делать в подобных ситуациях. Раздражение мое росло всякий раз, когда он открывал и закрывал рот, этот постоянный чвакающий звук выводил из себя. Должно быть, во время связи по узкому лучу его заглушили вместе с побочными шумами, а теперь я имел удовольствие наслаждаться этим вживую. Чтобы не мешаться под руками, я уселся в кресло и наблюдал за гаальским врачом. Скорость поражала. Казалось – у него где-то была припрятана дополнительная пара рук, которой он не стеснялся пользоваться.
-Готово. Вот и всё. Через пару дней сможет бегать, если захочет. М-ма… - Врач удовлетворённо причмокнул в очередной раз. – Как же так получилось, Леонид? Я ведь правильно произношу ваше имя? И кто этот юный гаалец?
- Да, правильно. На нас напали на выходе из корабля. Лап… - Тут я замялся, пытаясь определиться, как его представить. – Лап – мой пассажир. Что же до нападавших – понятия не имею кто это. Вряд ли они пробились на корабль, значит, ждать они будут нас в ангаре, или перед ним.
-Они что, захватили ваш корабль? – Антаанар напугано уставился на меня, широко раскрыв глаза.
-Нет, не думаю. – Я покачал головой. - У них пока что только лёгкое оружие и звездолёт для их целей бесполезен, кроме как для засады. Значит, времени у нас мало.
Гаалец вначале схватился за голову, а после так и вовсе отшатнулся в сторону.
- Вы же не намеренны туда возвращаться?!
- Да нет, как раз подумываю над этим. – Я хмыкнул, наблюдая представление. - Нужно только дождаться пока Лап очнётся и подготовить его к тому, что нас ждёт.
-Не может быть! Не верю! Вы что, собираетесь взять с собой этого ребёнка?!
- А почему нет? На незнакомой планете, один и без финансовой поддержки, он погибнет. Знакомых, которым я его могу оставить, у меня здесь нет, а вам я его не доверю.
- Что?!
Мы с Антаанаром уставились друг на друга. Он яростно раздувал ноздри, оскорблённый до глубины души. Я же смотрел с прохладным любопытством. Доктор разозлился настолько, что даже перестал причмокивать и зашипел.
- Ну что вы делаете такие большие глаза? С чего бы мне вам верить? – Я медленно и спокойно, стараясь не делать лишних движений, встал.
- С того, что я известный учёный!
Гаалец встав в горделивую позу, сложив руки на груди и выпятив подбородок. Я в ответ фыркнул.
- Пф. В узком кругу и известность не гарант порядочности. Что ещё?
Теперь Антаанар замолчал на больший промежуток времени. Проглотив «известность в узком кругу», он пытался подобрать более подходящий аргумент. Наконец найдя его, гаалец ткнул себя в грудь левой рукой.
- Я врач!
Подавив в себе смех и усталость, я сдержался от аплодисментов.
- Поздравляю вас с этим. Но он ему перестанет быть нужен через пару дней, если верить вашим же словам. – Поразмыслив немного, я решил развить мысль. - Да и врачи, чаще всего, не отличаются добросердечностью. Они её в себе убивают, чтобы не привязываться к пациентам. Потому среди докторов так много циников и сволочей, так легче пережить, если кто-то, кого ты лечил, скончается. Ещё что-нибудь?
На этот раз мой собеседник замолчал на добрых десять минут. Тишину нарушали только его причмокивание, да шелест дыхания Лапа. Приглядевшись, я понял, что он уже очнулся, но в беседу не вступает. Наконец, Антаанар разразился ещё одним доводом.
- Я гаалец! Кто кроме меня сможет его понять?
Что же он о своих личных качествах то ничего не говорит то? Я окинул его долгим взглядом. Нет. Ему я не верю. Интересно, сколько лапши на уши этому «гаальскому врачу» я могу навешать? Судя по его выражению на лице, по его размашистым возмущённым жестам, уши его были просто феноменальных размеров, и лапши там могло уместиться ещё много.
- Любой грагал, если постарается. – Доктор попытался вопросительно приподнять бровь, выражая недоумение. - Мы живём в такое время, когда понять и доверится представителю другой расы – необходимая реалия жизни. К примеру, я – простой человеческий пилот. Но за последний месяц я узнал о Детях Гаалы так много, что в голове не укладывается.
- И что же ты узнал, пилот?
- Что Лапе будет не лишним пообщаться с кем-то кроме гаальцев. Док, я уже понял, что тому транспортному лайнеру, как раз нужен гаальский врач. Нужен он им куда больше рейнджера с парой упаковок пенициллина. – Я устало потёр переносицу. – Но Дети Гаалы, вы слишком витиевато выражаете свои просьбы. Мне потребовалось довольно много усилий, чтобы начать понимать тонкости в сказанных фразах. А ещё, я хоть и устал присматривать за Лапочкой, кое-что о нём узнал. Он недоволен тем, что я пью пиво, что я ругаюсь или, когда собираюсь кого-нибудь сбить в космосе. К тому же он отвратительно играет в карты и совершенно не разбирается в женщинах. Но, я знаю, что могу дать то, что не может дать ему ни один гаалец. Скорость мышления.
Ну, какая-то часть из сказанного было лишь догадками, но Антаанару об этом знать не следовало. Док же, оторопев от моей исповеди, в которой я признавался в грехах, принялся шлепать своими губами с удвоенной скоростью.
-Да я на вас в межгалактический суд подам! Как вы смеете так обращаться с несчастным ребёнком?! Да я подам против вас иск за оскорбление все гаальской расы! Я добьюсь того, чтобы вас лишили пилотской лицензии! Я заставлю вас уйти из рейнджеров!
- Хо, Антаанар, да вы, никак, угрожаете мне? Ну, так спрячьте ваши зубки, у вас всё равно ничего не получится. Я рейнджер, это раз. – Я улыбнулся и, заметив взгляд Лапа подмигнул ему. В который раз я уже сталкиваюсь с тем, что для каждого смысл слов различен. Для этого врача мои слова значили, что мне закон не писан. Для Лапы эти же слова значили, что я герой, который не бросит своего раненного напарника. А что эти слова значили для меня? - А два, этот «несчастный ребёнок», как вы высказались – сбежал из дома и незаконно проник на мой корабль. Я мог бы его выбросить в космос и никто бы мне ничего не сказал. Но я этого не сделал. Он остался в живых, и я постараюсь продлить это его состояние как можно дольше… Пока что.
Все. С Лапом я поставил мысленную точку, в вопросах опасности и безопасности. Пока что - Лапочка мой груз, мой пассажир, моя ответственность. Значит - я отвечаю за его целостность, состояние здоровья и жизнь. Казалось, это сняло какой-то груз с моих плеч. Теперь по порядку.
- Лапа, хватит валяться и делать вид, что ты при смерти. – То, что я признал Лапа, вовсе не означало, что я брошусь к нему на шею, повяжу передничек и начну кормить его с ложечки. Я перестану смотреть на него враждебно, это да. И перестану ожидать от него подлостей. - Сядь нормально. Ты успел хоть что-то разглядеть у нападавших?
Юный гаалец уселся на кушетке и внимательно посмотрел куда-то мимо меня. После чего спокойным голосом начал говорить. Медленно.
- Да, рейнджер Леонид. Я успел увидеть, что на нас напали девятеро. – Он сложил руки по обе стороны груди, жест больше самоуспокаивающий, чем символьный. – Шестеро гаальцев, двое человек и один малок.
- Двое людей, а не человек. – Я хмыкнул. Надо ему ещё отшлифовать его знание всеобщего. – Ещё что-нибудь заметил?
- У них у всех был символ на груди. – Прежде чем Лап вновь заговорил, он молчал пару минут, а мне приходилось слушать чмоканье Антаанара. – Треугольник. Желтый. – Тут он сложил руки как-то по особому, заламывая пальцы. Поймав мой взгляд мой пассажир пояснил. – Я не уверен в этом. Ещё он был… Зачеркнутый. Дважды. Сверху вниз и справа налево.
Я напрягся. Желтый треугольник с вписанным внутрь крестом? Неужели? Но как? Откуда они здесь, и почему они на нас напали? Черная дыра мне в отсек, если б я только знал! Напрашивался очевидный ответ, что это те же самые, кто пытался стравить Барона и Офицера и кому я помешал, а теперь они мне мстят. Но по скорости не успевают. Дуэдэ же была перекрыта. Или я вляпался во что-то серьёзнее, чем просто планетарные разборки?
- Вы срочно должны пойти в полицию! – Доктор, кажется, был не на шутку перепуган. Он вскочил и принялся судорожно ходить по комнате. Что-то мне подсказывало, что он тоже знал этот символ. Интересно. – Кто знает, кто это может быть? А вдруг они здесь не одни?
-Отличный довод. Вдруг они не одни? Вдруг у них есть друзья в полиции? Нет, я, пожалуй, пас.
- Но… Вдруг они вас выследили? М-ма… - Антаанар раздражённо зашлёпал губами, пытаясь взять себя в руки. – Они могут придти сюда.
- Мы скоро уйдём, а вы можете рассказать им всё, что вы о нас знаете. – Я безразлично пожал плечами. - Хотя, я бы на вашем месте связался со своими друзьями и попытался переждать где-то месяц другой.
- Нет, это невозможно. Я не так давно поселился здесь…
Я терпеливо ждал, когда доктор найдёт выход, который всех устраивал.
- Тогда… Тогда – я полечу с вами. Вы говорили, что на корабле заказчика требуется врач, специалист. Там я пригожусь больше. – Он вперил в меня свой взгляд. После этого он оглянулся на Лапа, и, словно опомнившись, добавил. – И смогу, заодно, приглядеть за этим юношей.
- Это исключено! – Я чуть нахмурился, чтобы не выдать ухмылки. Сколько же усилий мне потребовалось, чтобы он додумался до этого. Главное было быть осторожным, и чтобы он сам пришёл к этому решению. Теперь немного посопротивляться и сокрушённо согласиться. – Вам будет опасно с нами. Что вам мешает дождаться их и рассказать всё, что они захотят?
- Рейнджер! Леонид… Вы не понимаете, что это за группировка. А я знаю. – Он остановился и принялся ретиво доказывать опасность предложенного мной варианта. – Эти бандиты… Они опасны, кровожадны, алчны и грубы. Эти дикари слушаются только своего главаря!
- А вот с этого момента поподробнее…
Если выкинуть все причитания Антаанара, а так же его настойчивые упоминания, что только он один всё знает и понимает, а потому без него нельзя, то получалось следующее – этот символ носили те, кто принёс присягу некому пирату, занимавшему видную должность в Пиратском Клане. О нём самом известно было немного, зато эмблемы начали мелькать в гаальских секторах несколько лет назад. Доктор имел неосторожность встретиться с этими бандитами, и они разошлись «не на самой приятной ноте», потому он беспокоиться за свою жизнь. И теперь, когда эта пиратская команда «сошла на берег», здесь стало небезопасно, и он стремился улететь вместе с нами. Если бы он не сопровождал всю свою речь этими надоевшими мне причмокиваниями и бессмысленными размахиваниями руками, было бы куда проще. Лапа, следивший за ним, прибывал в полнейшем недоумении и несколько раз переплел свои верхние конечности в просьбе повтора и объяснения, но Антаанар его проигнорировал. Тогда мне приходилось озвучивать эту просьбу, что вызывало у врача приступ раздражения.
Не скажу, что услышанное от доктора меня порадовало. Зато оно многое прояснило, в отношении того, почему они меня невзлюбили. Некий пират посчитал гаальский сектор своей вотчиной, и потому вмешательство наглого рейнджера в его дела должно иметь последствия. И то, что этот рейнджер был случайно нанят правительством Дуэдэ для доставки книг на их планету, которая является значимой для этого пирата – это всё лишь нелепое стечение обстоятельств. Я качал головой, усмехаясь. Конечно же случайность. А как же иначе? И на Уудлан я потом попал так же. Случайно. А вот выкручиваться придётся мне.
- Леонид, вы уже придумали, как вы вывезете меня с планеты? – Антаанар смотрел на меня выжидающе, пришлёпывая своими губами и раздражённо барабаня пальцами по столу. – Я полечу с вами, что бы вы там не думали.
- Это не самый разумный выбор. – Я вздохнул, стараясь выглядеть обречённо. На самом деле для выполнения задания этот врач должен был находиться на борту моего корабля, если я правильно понял, что имели ввиду гаальцы. – Ну, да и Космос с вами. Собирайте вещи. А я должен пока что позвонить.
- Позвонить? Кому? В полицию? – врач застыл уже намереваясь броситься обирать свой дом с расчётом увезти как можно больше.
- Нет... Им я позвоню позже. Для начала мне нужна фора…
Лап, уже пришедший в себя полностью, с любопытством разглядывал происходящее, но пока не вмешивался. На его лице застыло задумчивое выражение, все три глаза моргали один за другим. Сам он размышлял над всем произошедшим и обрабатывал сейчас информацию. Интересно, что он себе там надумает? Если у нас удастся в полном составе вернуться на корабль – обязательно расспрошу его об этом. А пока я активировал ком и связался с кораблём.
- Греф?
- Сегодня чудная погодка, не правда ли? Солнышко светит, птички поют, большое количество посетителей ждут перед входом…
- Греф.
- Да, Лёня? – мой незаменимый электронный помощник перестал лепетать и наконец-то взялся за серьёзный тон.
- Каков статус входного и трюмного шлюзов? – хоть я и сказал, что у нападавших было лишь лёгкое оружие, я не был в этом уверен. Надо сказать, я немного переживал, что ошибся в расчетах.
- Перекрыты по приказу поступившему в…
- Нет, я о другом. Есть повреждения? Зафиксированы попытки проникновения?
Некоторое время мой ком безмолвствовал, после чего вновь раздался голос электронного умника.
- Хоть и не, но да. – Прежде чем я успел переспросить, Греф разъяснил мне суть высказывания. – Повреждений нет, попытки зафиксированы.
- Ладно. – Я задумался. Видимо нужно всё же прибегнуть к какой-то уловке, чтобы отвлечь бандитов. – Начинай работать по программе «К Элизе». Только не слишком сильно увлекайся.
- «К Элизе»? Ты уверен? Мне нужно подтверждение. – Мне показалось, что сейчас нервничаю не только я, но и мой элктронный помощник. Ничего, Греф. У тебя это лишь программа.
- Да, уверен. Подтверждаю открытие доступа к счёту. – Через ком я услышал, как пикнула программа распознавания голоса на борту.
- Принято. Начинаю выполнение заложенного алгоритма «К Элизе».
- Конец связи.
Так, первый ход сделан. Что теперь? Оглянувшись на Лапа и Антаанара я принялся рассматривать их. Как бы всё это провернуть так? Дока явно придётся прятать, как и меня – лица известные. Лапа могли и не разглядеть. Могли.
- Так, доктор, мне нужно воспользоваться вашим компьютером. – С планшета я тоже мог найти всю необходимую информацию, но на компьютере было удобнее. – Нужно срочно приобрести пару больших ящиков, грузовую платформу и одежду для Лапы.
Антаанар, все это время носившийся туда-сюда, замер на мгновение, махнув рукой в сторону стола, на котором виднелся компьютер. Лапочка, услышав свое имя, которое я в который раз исковеркал, недовольно переплёл пальцы в знаке порицания. Я хмыкнул и махнул на это рукой. У него довольно таки выразительное лицо и приметный третий глаз… Как бы их прикрыть?
- Лап, вместо того чтобы порицать мое отвратительное поведение лучше скажи – Дети Гаалы носят головные уборы?
Подросток, услышавший этот вопрос, явно был озадачен. Да, уследить за логикой было сложно, учитывая, что я не выдавал основную часть информации вслух. Спрашивается – почему я задал вопрос Лапе, ребёнку с весьма ограниченным жизненным опытом, а не хозяину этого дома, взрослому и состоявшемуся врачу? Всё просто – Антаанар в данный момент был занят, а ещё я не поверил бы в его ответ. Он мог банально ничего не знать об этом.
- Уборы?
- Ну, там, шапки, шляпы… Что-то вроде такого. – Видимо ещё одно словечко, которое он не понял.
Лап молчал пару минут, пока я оформлял заказы.
- Да, но очень редко. Чаще всего это части официальных нарядов или формы. – Лапочка замялся, пытаясь подыскать правильные слова. – Они не должны закрывать глаза. Но, есть те, кто взял моду человеков.
- Людей.
Поправил я его просто на автомате. А сам пытался подобрать одежду под него. И мне пришла в голову чудная мысль. Усмехнувшись я подтвердил заказ и развернувшись к Лапу внимательно поглядел на него.
- Ты знаешь, сейчас ты единственный, кто может провезти нас к кораблю. – Я замолчал не на долго, глядя, как он замер услышав мои слова. – Я хочу дать тебе ответственное задание, от которого будет многое зависеть. Как ты думаешь – ты справишься?
Молодой гаалец молчал. Долго. Он не двигался, глядя куда-то сквозь меня, а может он пытался разглядеть что-то во мне. Антаанар, поняв, что повисла напряжённая тишина, перестал шебуршать своими пожитками и уставился на нас. Если Лап откажется… Мой пассажир медленно кивнул. И переплёл свои руки в жесте согласия.
- Что я должен делать?


  
 
Ас
Сообщений: 739

Аватар пользователя

-=Eorable=-
Сообщение 24.11.2016, 22:04
Текст как всегда интересный, даже захватывающий. Из ошибок есть незначительные опечатки и привычные мелкие промахи со знаками препинания.

_________________
So little time, so much to know...
Блин, помнится только какой-то ёжик... Почему ёжик?!
Чуки-чуки. Банана куки.
WIPСыграй в фанатский квест "Похищенный"!WIP


  
 
Новичок
Сообщений: 27

Аватар пользователя

Увидимся в космосе, рейнджер.
Сообщение 24.11.2016, 22:16
На фикбуке всё поправлю, когда выкладывать буду.
Ах, если бы ты ещё и скинул мне в лс список этих опечаток и нужных\ненужных запятых...


  
 
Ас
Сообщений: 739

Аватар пользователя

-=Eorable=-
Сообщение 25.11.2016, 14:44
Потом перечитаю ещё раз и отправлю.

_________________
So little time, so much to know...
Блин, помнится только какой-то ёжик... Почему ёжик?!
Чуки-чуки. Банана куки.
WIPСыграй в фанатский квест "Похищенный"!WIP


  
 
Новичок
Сообщений: 27

Аватар пользователя

Увидимся в космосе, рейнджер.
Сообщение 11.02.2017, 16:57
Сказка для Гаальца 11 :
— Это сумасшествие, — Антаанар тихо прошептал эти слова себе под нос, уже, наверное, раз в двадцатый, — ничего не получится!

Я же боролся с желанием пристрелить врача и потому сжал челюсти, чтобы не рявкнуть на него. Кар нещадно трясло, а коробки с грохотом подпрыгивали в кузове, ударяясь друг об друга. Если Лап продолжит так его вести, то до цели мы можем не добраться. Одной рукой я держался за внутреннюю стенку ящика, в другой был зажат лазерник. Всех нас объединяло чувство беспокойства, разлитое в воздухе. Чем ближе был космопорт, тем сильнее мы нервничали. Антаанар сердито сопел рядом со мной, к чему я был мысленно готов. Закупившись всем необходимым для нашей операции, я объяснил суть своего плана своим спутникам, и встретил яростный отпор со стороны дока. Может быть ему не понравилось, что его имущество отправится отдельно. А может быть он был против того, чтобы оказаться вместе со мной в запертом пространстве, весьма ограниченном и прикрытым сверху громадными подносами с вакуумными упаковками. Надо сказать, от этой идеи не был в восторге никто. Сдобный запах приятен только первые несколько минут. Да и компанию каждый предпочёл бы другую.

К примеру — наш Лапа с удовольствием поменялся бы местами с Антаанаром, но юный грагал в качестве курьера более безопасен, чем хмурый человек, или сильно нервничающий «гаальский специалист». Поэтому я посадил за руль раздобытого гравикара своего пассажира. Признаюсь, это было отвратительное решение, но другого — у меня не было. Лапочка никак не мог нормально справиться с регулятором скорости, из-за чего нас мотало туда-сюда, а контролер высоты был поврежден и без нашего вмешательства, так что поездочка нам предстояла ещё та. Добавьте к этому то, что наш водитель никогда прежде даже не пробовал управлять каким-либо транспортным средством, а так же то, что он был ранен в ногу. Пришлось обмазать его белым дурнопахнущим гелем, вызывающим поверхностную анестезию, обмотать ногу толстым слоем плёнок, и, всё равно, глядя на него — я понимал, что полностью избавить его от боли нам не удалось.

— Даже если мы сумеем добраться до вашего корабля — нас всё равно пристрелят! Мма… — Мой «сокамерник» явно не обладал должной долей оптимизма. — Если нас не убьёт манера вождения вашего протеже, то это сделают бандиты!

— Док, заткнитесь. — Я устало потёр глаза и выглянул в небольшую прорезь, которую предусмотрительно просверлил для наблюдения. Взгляд мой упёрся в стенку багажника, еле-еле вместившего в себя грузовую платформу, которую мы с огромным трудом затащили в кар. Смотреть было не на что. — Если вы будете шуметь, то наши шансы упадут до нуля.

Антаанар недовольно зашлёпал губами, но замолчал. Я же сосредоточился на табло электронных часов. Предположим, что гаальским службам потребуется десять минут для того чтобы успеть среагировать на звонок. Я верил, что у них есть отрепетированные заранее схемы поведения в случае подобных сообщений. Добавим к этому времени десяток минут, пока посол человеческой расы не свяжется с ними, и не накрутит им… хвосты. Ещё минут пятнадцать уйдёт на формирование отряда и для того чтобы добраться до нужного ангара. Если, конечно же, они уже не там. Когда мы с Лапочкой сбегали с корабля, мы произвели довольно много шума. То, что со мной ещё не связались, могло значить, что-либо полиция так и не прибыла, либо — что они там и они не на нашей стороне. Значит — минут сорок. Плюс-минус. Значит, пора. Я активировал комм.

 — Посольство Конфедерации Людских Планет, здравствуйте. Чем могу быть вам полезна? — мягкий приятный женский голос звучно раздался из динамика комм-устройства.

— Девушка! Помогите! Меня похитили! — я яростно зашептал в микрофон, стараясь, чтобы мой голос дрожал, словно если бы я нервничал, и моей жизни угрожала опасность. Особых усилий прилагать не пришлось — ситуация и впрямь была не самой спокойной. Нас как раз в очередной раз мотнуло из стороны в сторону. — У них оружие! Пожалуйста, помогите!

— Успокойтесь, что…

— Я не могу долго говорить! Мне удалось найти комм, но они рядом. Я уверен, что… Пожалуйста, помогите мне! Их много! Это какие-то бандиты! — теперь мне оставалось только назвать точку встречи и дать сигнал Антаанару.

— Кто они? Какие бандиты?

— Я не знаю! Они схватили меня и куда-то везут. Мне… Мне кажется один из них говорил что-то про космопорт… Я слышал, что они хотят заблокировать чей-то корабль. — Я махнул рукой врачу.

— Успокойтесь, как вас зовут? — Я услышал шум на другом конце луча связи. Что же док медлит?

— Я… Меня зовут Джон. — Второе имя, которое пришло мне в голову. Первым было мое собственное, но черта с два я его назову. Тем временем я пнул Антаанара и тот тихонько захрипел. — О нет! Кажется кто-то ид…

— Эй ты! Что это ты делаешь?!

— Нет, нет, пожалуйста… — И я оборвал связь.

Любой звонок в посольство — отслеживается. Моё комм-устройство наверняка успели выследить, записать его номер, и теперь лишь вопрос времени, когда меня найдут. К тому же я оставил им неплохие подсказки. Только бы они не запретили взлёт всем космолётчикам. В этот момент мы как раз пересекали границы космопорта. Всё, что нам остаётся, это надеяться, что план сработает и бандитам будет не до нас. Прямо сейчас они несколько заняты, ведь им нужно разобраться с «Элизой». Я усмехнулся, вытирая влажные ладони о куртку.

План «К Элизе» до смешного прост. Единственное, что он требует — это денег. Это ещё один фокус контрабандистов, который уже довольно давно используется разными способами. Суть его такова — предположим вам нужно доставить что-то на корабль таким образом, чтобы никто ничего не заметил. В таком случае у пилота объявляется некий воздыхатель, который буквально засыпает его кучей мелких доставок. Сувениры, цветы, сласти, фрукты, подарки. Не важно, что это будет, главное, чтобы этого было настолько много, чтобы в итоге курьеры создали толпу. Формируется это путём заказа череды срочных доставок со всех магазинчиков в космопорте. Разумеется, таможенники знают об этом фокусе и потому этот способ так же хорош тем, что через него очень легко дать какому-нибудь чиновнику взятку, причём так, что никто не заметит. Пока часть инспекторов будет занята досмотром поступающих товаров, другая будет занята сдерживанием толпы курьеров, у которых жесткий график и которые не получат премиальных, если не доставят посылку вовремя. И все они создают дикий шум и гам, требуя у всех вокруг сказать, кто же та самая «Элиза» (тут требуется подставить любое имя), которой нужно срочно доставить двести семнадцать бабочек, пятнадцать пирожных, сорок две заколки, набор ритуальных ножей, бутылку вина и прочее.

Разумеется, в этот раз всё будет не так просто. Сомневаюсь, что бандиты будут прятаться у всех на виду. Но появление большого числа каров их напряжёт, и они пошлют кого-нибудь разобраться с ситуацией. А курьеров будет становиться всё больше и больше. И когда появятся полиция — поднимется такой переполох, что трое неприметных личностей, прошмыгнувших на корабль, могут остаться незамеченными. Таков план «А». Даже из нутра ящика, спрятанного на подлетавшем гравикаре, я расслышал тот гвалт, который царил в доке, с моим кораблём. Лап должен был выполнить роль ещё одного курьера, который привёз… пирожки. Часть вакуумных упаковок было специально проколото, чтобы добавить на всякий случай запах, который мог скрыть наше присутствие. Когда мы грузили эти хлебобулочные изделия, оба моих спутника смотрели на меня как на идиота.
Гравикар затормозил, и гул голосов усилился до неимоверности.

— Я первый пришёл!

— Куда вы направились, любезный…

— Позвольте, как это здесь нет…

— Могу вас заверить, я должен был доставить…

— В очередь, в очередь!

Я еле удержался от удовлетворённого хмыканья. Греф проделал действительно большую работу. И наверняка потратил огромное количество моих денег. Большая часть из них, конечно же, вернётся, за несостоявшуюся доставку. Но далеко не все. И пускай. Стрясу с заказчика. Сквозь еле заметную дырочку, через которую практически невозможно было ничего различить, я наблюдал за тем, как Лап, выгрузивший платформу, направляется к растерянным бандитам, пытавшимся хоть как-то привести этот хаос к порядку. Сердце мое почти остановилось. Наш контейнер специально был ослаблен с одной стороны, чтобы стенку можно было выбить, и я бы оказался снаружи почти моментально. Это доставляло неудобство во время поездки, так как на него нельзя было опираться, но сейчас подобный ход мог сыграть нам не руку. Я чуть плотнее перехватил пистолет.

— Срочная доставка, «Выпечка пирогов и пирожков», распишитесь, пожалуйста. — Эту фразу я с Лапой репетировал все время, пока мы собирали ящики. Поэтому она прозвучала уверено, быстро и нетерпеливо. В моем поле зрения появился Лапочка, которого я обрядил в желтый комбез, снабдив его дополнительно… красной кепкой.

Эту кепку я искал специально. Среди всей этой разношёрстной гаальской толпы мне был нужен ориентир, чтобы я мог в любую секунду сразу же понять, где находится мой пассажир. Был у этого и обратный эффект. Столь яркая кепка была центром всех взглядов, отводя внимание наблюдателя от лица Лапа. Если кто-то посмотрит на него, то первое, что он заметит, будет как раз это ярко-красное навершие его головы. Потом будет комбинезон, который совершенно чудно контрастирует с головным убором, словно это части двух разных нарядов. Как оказалось — из-за того, что прорезь для наблюдения была исключительно мала, благодаря яркому цвету головного убора я мог наблюдать за передвижениями своего пассажира, почти не напрягаясь.

— Юноша, позвольте, ваше прибытие…

— Я раньше пришёл, где Фарид? У меня для него доставка!

— Какой Фарид?! Мне нужно доставить цветы для Дааинары.

— Отойдите! Здесь нет ни Фарида, ни Дааинары, здесь вообще никого нет!

— Добросердечный представитель народа фэй, если вы позволите, у меня есть доставка…

Я довольно улыбнулся, но тут внезапный холодок прокатился по моей спине. А что… Что если кто-то из них знаком с этой уловкой? Если они подчинённые космического пирата, то они должны знать парочку другую фокусов из арсенала контрабандистов. А эта была довольно известна, как я уже упоминал. Пираты занимаются подпольными доставками куда чаще обычных пилотов. Я почувствовал, как вспотел, но постарался отогнать плохие мысли. Если бы они знали… А как бы они поступили? Я бы на их месте сгрудил бы все посылки в кучу и сжег. Чтоб уж наверняка. Или я нужен им живой? Думай… Нет, стреляли на поражение. Значит, живым я им не нужен. Про Антаанара они не знают, Лап — сопутствующий ущерб. От размышлений меня отвлёк чей-то громкий голос.

— Внимание! Вас обманули! Никто вам не заплатит! Расходитесь.

Угу. Как же. Прежде чем разойтись они побудут здесь ещё какое-то время, которое нужно для прибытия полиции. А мы, тем временем, спокойненько проберёмся на борт и улетим. То, что говорил неизвестный мне бандит, утонуло в шуме возмущенных голосов. Каждый стремился, чтобы именно ему лично объяснили, почему ему не заплатят и что делать с товаром. Осталось ещё немного. Всё идёт почти идеально. Ещё немного и снова космос. Я доберусь до корабля и… застряну на планете. Мысли взбудоражено понеслись вскачь. Как я, чёрт возьми, мог забыть, что для взлёта требуется прогрев двигателя, который займёт кучу времени? И требуется разрешение на взлёт, открытый ангар, чистое небо… На разрешение можно наплевать, крышу ангара если нужно я просто пробью, от других кораблей и каров я увернусь, но с холодным движком мой корабль лишь грузная куча металла. Судорожно я выхватил комм и вызвал Грефа.

— Греф!

— А, что? — корабельная программа выудила голос пилота из шума толпы, и мой железный помощник ответил мне растерянным тоном.

— Срочно! Начинай прогревать движок!

— Леонид, что вы де… — Док попытался что-то сказать, но я от него отмахнулся.

— Что? Но… — Греф замолк, после чего переключился на свою электронную версию голоса, безэмоциональную и сухую. Никаких шуток. — Данная операция невозможна.

— Какого…? Почему?! Отвечай, быстро!

— Доступ заблокирован. — Этот бестелесный умник переходит на подобный тон весьма редко, чаще всего если не может подобрать подходящую, на его взгляд, шутку для той или иной ситуации. — Все задачи, связанные с управлением полёта корабля, выключены из списка доступных для выполнения команд «Дружелюбного Интерфейса» под кодовым именем «Греф», в соответствии с протоколами безопасности.

— Слушай сюда, шутник корабельный, — времени на эти витиеватые объяснения у нас не было, и я почувствовал, что начинаю паниковать, — мне плевать, что тебе там заблокировано. Капитанский доступ — разрешить для «Друже…»… для Грефа полный доступ. Открыть входной шлюз и начать процесс прогрева двигателей.

— Открыть входной шлюз. Приказ распознан, выполнено. Начать процесс прогрева двигателей. Приказ распознан, выполнение невозможно. — После этого мой «второй пилот» почти жалобно выдал. — Леня, я не могу. Я на это не запрограммирован. В соответствии с протоколами безопасности…

— Да чихать я хотел на то, что, как ты считаешь, ты можешь или не можешь. — Ох, зря я повысил голос. Всё, нас обнаружили. Почти наверняка. — Ты чертова программа, хакнутая грёбанными пеленгами! Для тебя «протоколы безопасности» — пустой звук! Мне не важно, как ты сейчас получишь этот доступ! Скачай дополнение, взломай базу данных, взорви что-нибудь, переналадь внутренние системы корабля — что угодно. Просто сделай это! И сделай это быстро.

После этого единственное, что мне оставалось, так это выбить пинком стенку ящика и броситься в прохладный воздух уудланского ангара. Ни Антаанар, ни Лапа, кажется, так и не поняли, что произошло. Зато кое-кто из бандитов уже направлялись к громкоговорящему контейнеру. Курьеры ещё не успели среагировать, продолжая настойчиво требовать росписи в их бумажках, подтверждавших доставку. По всему ангару были гравикары, несколько фонсеров (*), стопки коробок, букеты, грузовые платформы и просто неимоверное число гаальцев. Я бросился к ближайшей платформе, успев выкрикнуть заранее оговоренное слово.

— ПОШЁЛ! — Лап дёрнулся, словно от удара, а те, у кого были эмблемы, заозирались, вскидывая оружие.

И началось подлинное безумие. Если прежде я думал, что, то, что происходило в ангаре, является эталоном хаоса, то теперь я понимал, как сильно я ошибался. Один из бандитов, подняв вверх свою пушку, выстрелил в воздух, разорвав мгновение тишины рокочущим громом выстрела. Интересно, зачем он это сделал? Паника, крики, шум, грохот. Гаальцы, люди, фэяни, пеленги, кто-то бежит, кто-то стреляет, кто, что, где, как… Ад. Мое укрытие почти моментально превратилось в решето, только я успел его уже сменить. Бандиты стреляли не в меня. Они просто стреляли. Антаанар умудрился выбраться из ящика и броситься к моему кораблю. Отчего-то я заметил, что он смешно переваливается на ходу. Часть обезумевшей толпы неслась в ту же сторону, так что его не заметили. Почему я вообще обратил на это внимание? Надеюсь — мне не придётся тащить на Дуэдэ целый выводок детей Гаалы. Щёку обжег выстрел, я ушёл в перекат, спрятавшись за стопкой каких-то контейнеров. Вжавшись спиной в ящики, я пару раз выстрелил по памяти, не глядя. Черную дыру вам в трюм! Я так долго не протяну!

Бросившись под градом выстрелов в сторону гравикара, я споткнулся, и упал. Заряд дроби пролетел у меня над головой. Вопящий пеленг выхватил пистолет из-за пояса за спиной и начал палить по бандитам. Заверещала сирена. Фэянин орущий какую-то околесицу в комм-устройство. Я рывком бросился к двум карам, стоявшим совсем рядом. Мимо пролетел фонсер, правда водителя я не заметил. А вот то, что в мою сторону неслись обряженные в комбезы эмблемоносцы — заметил. Под ноги мне полетела граната. Не задумываясь я подхватил её и отшвырнул подальше, а сам рухнул в противоположную сторону. Хлопок. Дым. Крики.
Дым начал наполнять помещение, и я уткнулся носом в рукав. Пару раз меня зацепили шальные пули, но серьёзно я так и не был ранен. Одни царапины и порванная куртка. Сердце рвало грудную клетку, меня шатало. Вторую гранату я не заметил. Приземлившись совсем близко от меня, с громким хлопком она выплеснула порцию дыма. Дымовые?! Зачем? Им это не выгодно…

— Всем оставаться на своих местах! Полиция Уудлана, особый отдел!

Какого… Слишком рано. Или — слишком поздно.

Мне не известен ни один живой индивид, который бы на крик «Стой, стрелять буду», действительно бы остановился. Дымовая завеса от гранат, которые выпустил спецназ, позволила мне сменить небезопасное для меня укрытие. Рванувшись к просвету, я чуть не налетел на лазерный выстрел, который подпалил мою футболку и оставил на груди ожог. Пригнувшись, я бросился за остов кара, моля про себя Космос, чтобы у меня всё получилось. Позади меня с грохотом кто-то пронёсся, крича что-то на неизвестном мне языке. Раздался шум, словно кто-то уронил тяжелый деревянный ящик, и он разбился вдребезги. Взрыв. Заверещала сирена и освещение сменило цвет на противный оранжевый оттенок, мигая со всё нарастающим упорством.

— Пожалуйста, покиньте помещение. Начат процесс экстренного прогрева двигателей корабля. Пожалуйста, покиньте помещение. — И так по кругу. Все оповещения транслировались на разный языках, но они звучали одинаково противным голосом, чтобы точно услышал даже глухой.

— Леня, процесс прогрева двигателей активирован, — оказывается, я так и не отключил комм, который теперь вещал мне через гарнитуру. Грефа почти не было слышно, но я всё же разобрал, что он мне говорил, — потребуется время, чтобы он вышел на расчетную мощность…

— Сколько? Минимум?! Просто, чтобы взлететь? Плевать на износ!

Я прервал свой «дружелюбный интерфейс» и тот замолчал, производя вычисления. Как он это сделал — узнаю позже. Обычно прогрев двигателя занимает около часа, если не торопиться. Выглянув буквально на секунду из своего укрытия, я успел заметить, что бандитов не стало меньше с появлением полиции. Наоборот — их стало больше. Выстрел. Ответный выстрел.

— Десять минут. Но…

— Некогда!

— Внимание! Возможен захват! — Я в очередной раз помянул планеты бранным словом и пожелал им всем раствориться в космической пыли. — На борт корабля поднялся наш пассажир и ещё один неопознанный живой объект.

Либо это Лап с Антаанаром, либо у нас проблемы. Да плевать. Не тот момент, чтобы об этом думать. От моего укрытия не осталось уже почти ничего, а дым рядом со мной начал рассеиваться и я увидел, как к моему кораблю приближается бронированный кар. Был ли это спецназ или бандиты — мне сейчас не важно.

— Греф, это — свои. Будь готов к старту через пять минут.

Температура в доке начала накаляться уже в прямом смысле этого слова. Рядом со мной раздался рёв крупнокалиберного оружия, и я понял, что надо торопиться. Послышался шум ответных выстрелов, раздался взрыв, а настойчивый всё голос продолжал требовать всех покинуть помещение. Решит ли полиция, что это преступники пытаются сбежать на корабле? О, да. Решат ли бандиты, что их цель удирает? Ещё как. Недалеко от меня возник гаалец в униформе полиции и наставил на меня, вроде бы, шокер.

— Сложите оружие! Или…

Что там должно было быть в противном случае, я не расслышал. Нырнув за очередную груду коробок, окутанных дымом, я закашлялся. Чёртов дым заволок мое лицо и закрался в горло. Глаза слезились, и кое-как проморгавшись я понял, что в своем укрытии я не один. Рядом со мной так же кашлял и отплёвывался фэянин. Сквозь слёзы и дым я сумел разглядеть на его груди перекрещенную эмблему. Вскинув пистолет, я выстрелил. Бандит меня так и не увидел.
Корабль. Он должен быть уже совсем рядом… По груде коробок, где я только что был, прошелся заряд дроби и лазерный разряд. Меня осыпало щепками, и я побежал. Отстреливаться пришлось уже на бегу. Лазерник в моей руке запищал, сообщая, что батарея перегрелась. Дефектный что ли? Едкий дым норовил залезть в глаза, горло запершило со страшной силой, а я всё бежал. Неожиданно для себя я врезался в кого-то, сбив его с ног. Перевернувшись на пятую точку, я оттолкнул смутный силуэт ногой, и тут же подскочил. Рванувшись в сторону корабля с удвоенной силой, даже не разглядев толком ту смазанную фигуру, что теперь катилась по полу.

Силуэт своего корабля я распознал через силу. Мне показалось или он как-то неправильно выглядел? Шум стрельбы доносился откуда-то со стороны входного шлюза. Сломя голову я бросился туда. Спецназ, двое… Трое. И бандиты, почти у самого трапа. Точнее, там, где он должен был быть. Трап завис над полом ангара метрах в двух. Отличное простреливаемое пространство. Если меня заметят — мне конец. Резко сбросив скорость, я поднырнул под днищем корабля. В голове промелькнула отстранённая мысль — «Плохая примета, к покойнику».

— Греф, открой третий оружейный! Быстро!

— Что? Леонид, напоминаю, третий оружейный отсек пуст.

— Я знаю! Открывай! Подними трап и задрай входной шлюз.

Оказавшись с другой стороны от развернувшейся перестрелки, я выбрался из дымного облака и чуть было не влетел на полной скорости в разверзнутые люки под кораблём. В случаях прогрева двигателя корабль начинает подниматься, принимая вертикальное положение, а под ним раскрывают выхлопные люки. Чудесно. Теперь это будет сделать ещё сложнее. Я прижался к правой стойке корабля. Сунув обжигающе горячий пистолет за пояс, я подпрыгнул, ухватившись почти незаметный выступ стабилизирующих закрылок. Подтянувшись, я оттолкнулся и перепрыгнул на внешнюю оболочку своего звездолёта, скользя и сползая. В этот момент корабль резко дёрнулся и принялся задирать нос ещё выше. Пальцы мои зашарили по гладкой поверхности. Оно должно быть здесь, где-то здесь, точно! В итоге моя рука нащупала закрытый паз из-под шланга, который подсоединялся к баку. Вцепившись в него, я сумел забросить себя выше. Ещё немного… Мама, зачем я в это ввязался?! Греф, только посмей задрать корабль ещё выше! От грохота двигателя я ничего не слышал, от расползшегося дыма я ничего не видел, а судя по тому, что я пытался влезть на стартующий корабль по внешней оболочке — я ещё и ничерта не соображал.

В оружейный отсек номер три я попросту вполз. По поверхности корабля я взобрался до специального углубления, где располагались нижние три оружейных отдела, цепляясь за мелкие и крупные пазы, закрылки, отверстия. Казалось, это заняло целую вечность, и отняло почти все мои силы. Кожу содрал в нескольких местах, плечо ныло, грудь болела, а сердце билось с громкостью стреляющих осколочных орудий.

— Закрывай!

Оказалось, что орал я всё же громче, чем рассчитывал. Позади раздалось шипение поднимающихся перегородок, укрывающих корабль от внешнего звукового взрыва, по другому тот шум не описать. Герметизация. Я уже на ногах, и несусь к установочному шлюзу. Хвала безграничному Космосу — он открыт. В коридоре я нос к носу сталкиваюсь с паникующим Антаанаром, и отшвыриваю его в сторону. Последний рывок, кресло пилота. Взлёт. А взлёта нет.

— …Чтоб вы грязью подавились! Как вы здесь оказались?! — док, как оказалось, решил проследовать за мной в кабину и теперь орал на меня, но довольно тихо.

— Не сейчас! — кажется, я рычу. Но он действительно не вовремя.

Двигатель холодный. Слишком. Ему не хватило времени на полный прогрев. И я, видимо, действительно сошёл сума, если решил включить форсаж на планете.

-Вы с ума сошли!!! Вы нас убьёте! — Рядом со мной верещит Антаанар и вцепляется мне в руки. Не глядя отмахиваюсь и локтём попадаю во что-то мягкое. Сам виноват.

На лобовой экран тут же выскакивают сотни предупреждающих окошек, все красные, как на подбор. Игнорировать, да, согласен, ознакомлен, врубай уже! Что-то трещит, слышится рёв турбины, натужно скрипят механизмы. В ноздри ударяет запах плавящейся пластмассы, температура резко скачет вверх. Врач близок к обмороку и воет от ужаса, застряв на одной ноте. А я продолжаю тянуть корабль вверх, шепча какие-то слова.

— Ну давай, давай… Давай птица. Нам нужно в космос. Он ждёт. Он выдержит. — У меня что-то перещёлкивает в мозгу, и я начинаю напевать. — Космос выдержит только тех, только тех, кто верит в себя.

— Вы безумец! М-мма! — Он пытается сказать «Мама»? Или просто перенервничал? — Нас просто разорвёт на части!

Корабль плавно отрывается от ангарной площадки.

***


— Признаюсь честно, Леонид, вы — сумасшедший. — Антаанар сидел за столиком камбуза и отпивался. Чаем. И заодно злобно поглядывал на меня подбитым глазом. — Я до сих пор не могу поверить, что у нас это удалось. Вы маньяк. Безумец. Но безумец удачливый и изворотливый.

Я от него в очередной раз отмахнулся. Корабль час как вышел с орбиты Уудлана и сейчас на полной скорости летел к точке гиперперехода. Через день-полтора мы окажемся слишком далеко для местных. Мне требовалась разрядка после тяжелого дня, и, обработав очередные свои раны, я зашёл выпить пива. Там-то меня и поджидал раздражающий доктор, который, после того как я его выставил из кабины пилота, самостоятельно нашел это место, и вальяжно занял один из стульев.

— Более того, вы умудрились втянуть в свое безумие меня! Уважаемого врача! Исключительного специалиста! Доктора межзвездной медицины! — «гаальский специалист» продолжал истерично выкрикивать свои титулы. — И, кроме того, вы втянули в этот круговорот безумия ребёнка!

— Он сам виноват. — Я хмыкнул, хотя на самом деле был склонен согласиться с мнением собеседника. За Лапу я беспокоился. Я так и не видел его с того момента, как оказался на борту. — Будет знать, как залазить на чужие корабли без спроса.

На самом деле, отвечал я больше на действия Антаанара, чем на деятельность своего пассажира. Вины за фингал я не испытывал, док сам виноват, что полез под руку. Будет знать, как лезть в чужую рубку без спроса. Нам очень повезло, что вторым живым организмом на борту, тем самым, которого не опознал Греф, оказался именно этот «исключительный специалист». А ведь мог бы оказаться и бандит. Или коп.

— А что, у вас всегда… так? — Антаанар взмахнул рукой, словно обводя всё произошедшее.

— Вы знаете — в последнее время да. Надеюсь, что следующая моя посадка на гаальскую планету пройдёт без стрельбы и поспешного бегства. Просто так, для разнообразия. — Я хмуро поглядел на сидевшего напротив пассажира. — Что, размышляете, не совершили ли вы ошибки?

Доктор межзвездной медицины неопределённо пожал плечами. Надо сказать — я был почти уверен, что на Дуэдэ меня ждал либо полицейский кордон, либо группа лиц с нашитыми на комбезы эмблемами, либо просто спокойная посадка и вполне приятная беседа.

— Но как вам удалось пробраться на корабль? Я же видел, как закрылся шлюз. — Врач прикрыл глаза на мгновение, поморщившись, и зачмокав губами, после чего вновь уставился на меня. — Там началась просто чудовищная перестрелка, я думал вы погибли… И как, во имя всего святого, что у вас есть, вы решились на включения форсажа в пределах атмосферы? Вы что, самоубийца?

— Нет, я не самоубийца. Просто… Порой, других способов выжить, кроме как пройти по самому краю бездны — нет.

Признаваться ему, что, оставшись мы на корабле, все были бы в полнейшем порядке, и единственное, что нам грозило, это длительное разбирательство, я не собирался. Более того — он мог бы вернуться к своей прошлой размеренной жизни на Уудлане, а мы бы через пару месяцев преспокойно бы улетели восвояси. Это бы обернулось для меня сплошной пыткой, но в момент взлёта я об этом всём даже и не думал. Я хотел почувствовать себя в безопасности. А единственным местом, где я чувствовал себя в безопасности, был космос. Да и признаться — я все больше сомневался, что всё закончилось бы так просто.

— Что же до вашего первого вопроса — всё просто. Это мой корабль. — На моем лице мелькнула самодовольная, хоть и усталая улыбка. — Отец учил меня, что никто не может называть себя капитаном своего корабля до тех пор, пока остался хотя бы один дюйм неисследованного пространства на звездолёте. Я знаю свой корабль.

Повисло некоторое молчание, которое я почти сразу же нарушил.

— Лучше скажите мне, что вы делали в коридоре, ведущем в кабину пилота?

— Я… Мма. Я немного знаком с теорией управления космолётами. Мма… — Что-то он зачмокал сильнее обычного. Нервничает. — Я думал, что раз вас не осталось в живых…

— То вы можете взять мой корабль, и улететь, куда глаза глядят. — Я понимающе кивнул.

— Я же не знал, что вы… Мма… Живы.

— Не волнуйтесь, Антаанар. Я всё понимаю. — Я на него даже не обижался. Слишком устал для этого. Наверное, в схожей ситуации, я бы тоже попытался бы угнать чужой корабль.

Однако на нашем разговоре этот ответ поставил точку. Да и не был я обязан с ним тут беседы разводить. Поднявшись, я отправился искать своего второго пассажира, который, казалось, мог вполне сознательно избегать меня. Мне хотелось спать. Планеты дурно на меня влияют. Я ненавижу наземников за то, что всякий раз, когда я оказываюсь за границами ангаров, да что уж там, всякий раз, когда я выхожу за пределы своего корабля — всегда начинается какая-то беготня, какие-то проблемы, какие-то разборки… И вечно мне достаётся куда больше неприятностей, чем я бы хотел заполучить. И потому, всякий раз после стоянки на планетах, у меня начинает буйствовать паранойя.

Лапочку я в итоге нашел в трюме. Когда я рыскал по кораблю, я успел придумать несколько вариантов, почему он так и не показался мне на глаза. Самый оптимистичный говорил, что он сейчас обдумывает всё произошедшее, и поглощённый своими мыслями, не замечает ничего вокруг. Самый пессимистичный заключался в том, что пока я отвернулся, наш добрый доктор успел пристрелить моего пассажира и теперь его труп поджидает меня где-нибудь в тёмном углу. Тем не менее, Лап оказался цел и невредим, и сидел на полу, вдумчиво разглядывая пространство перед собой.

— Эй, ты как? В порядке? — мой вопрос повис в воздухе, а сам я уселся неподалёку от гаальца, опёршись на контейнер с медикаментами. В отличие от разговора с Антаанаром, эта беседа могла занять довольно много времени.

Лап медлил с ответом, почему-то так и не взглянув на меня. С некой тревогой я принялся его осматривать, но ранений не обнаружил. Лужиц крови под ним не расползалось, цвет кожи бледноватый, дышит, вроде как. Мы молчали довольно долго, пока, наконец, Лапа не заговорил.

— Это моя вина. Это я виноват. — Он говорил довольно тихо, и мне пришлось напрячь свой слух, чтобы расслышать его слова. — Простите меня. Это всё моя вина…

— О чем это ты? За что ты надумал извиняться? — неужели, мой голом бывает настолько усталым?

-… Я… Был… Плох. Я — не справился… — Паузы в его речи были столь громадны, что в них можно было бы протащить торговый лайнер. Он говорил так, словно каждое произнесённое им слово причиняло бы ему жуткую боль, и он выдавливал их из себя. А я всё никак не мог понять, о чем толкует мой пассажир. — Всё… Из-за меня. Я… Не оправдал… Ваших… Мечт.

— Надежд. — Я потёр переносицу и тяжело вздохнул. Он издевается. — Знаешь, что, Лапочка? Если ты думаешь, что всё пошло наперекосяк из-за тебя, то ты сильно ошибаешься. Из нас троих — ты единственный, кто выполнил всё, что от него требовалось. Причем именно так, как было оговорено в плане.

— Но… Я же… Должен был… Доставить… — Будь он земным подростком, а не одним из так называемых Детей Гаалы, я бы подумал, что он сейчас расплачется. — Вы… Закричали… Всё… Рухнуло… Стрельба… Они… Погибли. Из-за меня… Все… Потому что… Я… Не справился.

— Парень, не бери на себя слишком много. Не пытайся взвалить на себя чужие ошибки, это может превратиться в плохую привычку, и ты начнёшь за них расплачиваться. — Я хмыкнул и почувствовал, что меня слегка потряхивает. Я слегка преуменьшил, поскольку руки мои ходили ходуном. — Ты — молодец. Всё, что ты сделал, было правильно. Единственным, кто допустил ошибку, был я. А когда я её заметил — было поздно. Все погибшие — на моей совести.

В сказанном мной была правда. Частичная, но правда. Лап действительно молодец. И всё что он сделал, действительно было правильно. А вот погибшие, были не все на моей совести. По крайней мере — я попытаюсь себя в этом убедить завтра. Да, я допустил фатальную, для кого-то, ошибку забыв про необходимое время для прогрева двигателя. Да, своим выходом на сцену я спровоцировал бандитов открыть огонь. Я собственноручно пристрелил одного из прихвостней пирата, посланных убить меня. И выпнул из укрытия ещё одного. А быть может — это был не бандит, а полицейский. Или бедный курьер, который оказался не в том месте и не в то время. Доставщикам я подкинул достаточно подлую шутку, подставив их незащищённые туши под выстрелы, и потому все погибшие в тот день «гражданские» — на моей совести.

— Ты не виноват, в том, что нам пришлось действовать по обстоятельствам. Это был мой просчёт, я забыл про двигатели и неверно рассчитал время прибытия стражей порядка. — Вот про полицию надо будет подумать. Они действительно оказались там как-то слишком быстро.

— Так… Вы не сердитесь? — Лап наконец-то оторвал свой взгляд от созерцания пустоты и уставился на меня.

— Что? Сержусь? На тебя? С чего бы мне сердится? — признаться, я был в недоумении. — Ещё раз, ты всё сделал правильно, не переживай. Просто иногда всё идёт не совсем по плану и приходится импровизировать. Если импровизация удачная — то все живы. А мы мало того, что живы, ещё и на борту корабля, в космосе и в полном составе. И это благодаря тебе. Так что заканчивай с самокопанием, и пойдём, отпразднуем этот факт.

Лапочка глядел на меня с недоверием из-под козырька своей красной кепки. Интересно, что он ожидал? Гаальцы стремятся к абсолюту. И всё, что они делают, должно быть идеально, совершенно. У них вряд ли есть другие стандарты. Но это хорошо в условиях теплицы, или где-нибудь на неторопливой планете. Когда в случае неудачи у тебя есть время обдумать её и со спокойной душой переделать работу, избавляясь от ошибки. Вот только в реальности частенько бывает так, что у тебя нет времени на работу над ошибками. Тебе приходиться просто принимать факт того, что ты потерпел неудачу, и, добавив на свои плечи вес этого груза, продолжить идти дальше. А ещё бывают случаи, когда у тебя просто не появляется шанса для того, чтобы всё исправить. Поэтому следует радоваться любой победе. Поэтому нельзя останавливаться и оглядываться назад. Ведь если ты замрёшь, всматриваясь в ворох своих ошибок, то они поглотят тебя. Ты потеряешь уверенность в себе. И не сможешь ничего сделать, когда мир вновь подкинет тебе проблем.

Вот только… Как объяснить это молодому Лапе, который пытается всё возвести в абсолют? Юношеский максимализм у Детей Гаалы в крови. А он ко всему прочему ещё и подросток, который не избавился от романтических представлений о других разумных, Космосе, себе самом и мире, в котором он родился. Первое же ответственное задание и всё пошло наперекосяк. Разумеется, он чувствовал себя просто отвратительно. А кто бы на его месте чувствовал себя по-другому? Для него это был провал, для меня же это была победа. Для всего мира это было столь крошечным происшествием, что о нём никто не вспомнит.

— То есть… Вы меня… не накажете? — Лап смотрел на меня, тесно переплетя пальцы между собой. — Я смог взять с собой лишь пару ящиков…

— Что?! Каких ящиков?

— С… с вещами… — Гаальский подросток почти шептал, напугано глядя на меня. — Теми… которые… доктора… Я пытался взяйть те, который с вакциной. Я правильно сделал? Без этого лекарства… тот лайнер…

— Взять… Ты… Ох, Лап, Лапа, Лапочка… — У меня просто не было слов. Этот парень вспомнил о лайнере в тот момент, когда по нам палили, когда весь план полетел в чёрную дыру, а все вокруг, казалось, сошли с ума. В горячке боя он умудрился отыскать нужные ящики, проверить их и затащить на корабль через пассажирский трюм, а не через грузовой. И этот гаалец ещё спрашивает не буду ли я его наказывать. — Лап… Забудь, что я говорил прежде. Ты не просто молодец. Ты абсолютно точно герой дня. Ты сделал даже больше, чем кто-либо мог рассчитывать. Пойдём, обрадуем по этому поводу Антаанара. Он будет рад тому, что часть его имущества удалось спасти…

***

Витта Прайонис выпустил нас без особых приключений, хотя я ожидал, что вот-вот появится пиратский корабль, который откроет по нам огонь или же военные, которые прикажут немедленно совершить посадку. Разобравшись со своими пассажирами, я вернулся в кабину пилота и не покидал её вплоть до того, как мы не подошли к точке гиперперехода. Я умудрился даже немного поспать в кресле, хотя, это состояние полудрёмы, когда на каждый звук ты тут же реагируешь, и пытаешься срочно понять, что происходит, — сложно назвать сном. Но я довольно сильно волновался и потому не мог бросить свой пост слишком уж надолго. Меня беспокоило то, с какой лёгкостью мы выбрались из этой заварушки. И когда мы достигли границ системы, я всё ещё не мог поверить, что всё кончено.

— Мы готовимся к гиперпрыжку. Советую всем, кто не хочет оказаться размазанным по стенкам каюты, ухватиться за что-нибудь покрепче. — Я активировал внутренние динамики и передал сообщение для всех. После этого обратился к своему напарнику. — Греф, начинай проверки систем и активируй прыжок в систему Краа.

— Леня! Я простая программа, а не твой второй пилот. Хватит давать мне невыполнимые задания.

— Ну, с прошлой ты же справился. — Я не удержался от ехидной подколки, пытаясь представить, как он бы отреагировал, будь он живым.

— В условиях экстренных ситуаций мой функционал может быть расширен, а производительность увеличена за счёт высвобождения резервов.

— Вот оно значит как… Позже мы с тобой это обсудим. Так ты как? Справишься с прыжком или тебе требуется помощь?

Греф замолчал, видимо обидевшись. Или попросту обрабатывая информацию. Или выбирая такой вариант ответа, который бы оставил меня без слов.

— Разумеется, мне требуется помощь, Леонид. — Помедлив, эта электронная зараза вновь показала свой характер. — Ты же должен приносить на корабле хоть какую-то пользу…

*Фонсер — средство передвижения с повышенной мобильностью, созданное на основе эскизов… Мотоцикл это. На гравитационной подушке. — прим. Греф.


Ага. Новая глава. Спустя столько месяцев. На фикбук тоже выложил.


  
 
Ас
Сообщений: 739

Аватар пользователя

-=Eorable=-
Сообщение 11.02.2017, 22:51
:lasos-beer:

_________________
So little time, so much to know...
Блин, помнится только какой-то ёжик... Почему ёжик?!
Чуки-чуки. Банана куки.
WIPСыграй в фанатский квест "Похищенный"!WIP


  
 
Новичок
Сообщений: 27

Аватар пользователя

Увидимся в космосе, рейнджер.
Сообщение 10.03.2017, 13:36
Сказка для Гаальца 12 :
Краа встретила нас прохладным молчанием, что, в общем-то, свойственно для космоса. Чудный момент гипера оставил равнодушным разве что Антаанара, но я, почему-то, подозревал, что так и будет. Для него это была обыденная ситуация, слегка неприятная, поскольку нарушила привычный ход времени и обычное положение вещей. Я был уверен, что он относится к тому типу существ, что привыкли к тихой и несколько застылой картине мира. Этакий тихий омут. Мутный такой… Впрочем — всё это было не важно. Мы удачно завершили прыжок и теперь шли к конечной точке путешествия. Возле точек гиперперехода оказались небольшие скопления мусора, которые пришлось обходить, пройдя сквозь пылевое облако. Закончив с маневрами, я облегчённо откинулся на спинке кресла и заприметил мигание одного из датчиков. Износ двигателя ещё не превысил пятидесяти процентов, так что — это не о нём мне пытается проблестеть датчик. Что же… Точно. Выведя на экран схематичное отображение пространства, этакую карту, которую я обычно использовал для прокладывания маршрутов, — источник сообщения тут же обнаружился. Ко мне приближался корабль. Людской. Судя по очертаниям — не торговец, не дипломатический спецтранспорт, не военный. Не пират, что уже радует. Хотя, кто знает, на чем нынче летают пираты?

— Греф, пробей корабль по базе данных. Есть на него что-то?

Мой электронный напарник тихо пожужжал немного и выдал мне сообщение с кучей вопросительных знаков. Состояние корпуса неизвестно, атакующая мощность неизвестна, скорость неизвестна и тому подобное. На взгляд — не битый, примерно того же объёма что и мой, может чуть больше. Нужно всё же обзавестись сканером, а то когда-нибудь я с оценкой могу и ошибиться.

— Ну, кое-что всё же есть. Владелец этого судна зарегистрирован как Рейнджер Павел. Землянин — Греф не стал добавлять шутливых высказываний к этому сообщению, и на том спасибо. — Есть сведенья относительно владельца, вывести на экран?

— Угу, давай. — Стоит ли мне ждать от рейнджера чего-то плохого? Ну, поживём — увидим. Бросив взгляд на карту, я прикинул расстояние. Сутки. Может чуть больше. Значит, пока что говорить о нём пассажирам не имеет смысла. После посещения планет я становлюсь излишне параноидален, а моим спутникам нервозности и так хватает. Половине из них так точно.

Павел… значится как торговец. Сбитых мирных кораблей за ним нет. Пиратских, впрочем, тоже. Тридцатое место в рейтинге рейнджеров. По богатству, если верить поверхностным данным, собранными на базе рейнджеров, от меня ушел не слишком далеко. Наград нет, доминаторов сбил трех, систем не освобождал… Движется, вроде как, в сторону точек гиперпрыжка. Ну, тогда можно пока что продолжить движение. Оружия у меня на корабле практически нет, так что в случае чего придётся вновь включать форсаж. Груза у меня почти нет, сам я беден, шанс, что я умудрюсь привлечь внимание любителей поживиться довольно низок. Мелкая я рыбёшка. Но лучше уж я буду на стороже.

— Греф, держи меня в курсе событий. Если сменит курс — сообщи. Связь через ком-устройство, а не по внутренней связи, — с этими словами я покинул кабину и отправился на камбуз.

Там уже было занято. Я постарался как можно незаметнее проскользнуть мимо беседующих гаальцев, чтобы не мешать им. Не потому что я обладал врождённой вежливостью или чем-то подобным. Просто если поменьше обращать на себя внимания можно услышать многое из того, чего не услышишь, если собеседники знают, что ты их слушаешь. Беседа велась на всеобщем, что меня немного удивило. Потом, вспомнив о своих догадках, удивление моё пропало. Говорили они о Дуэдэ.

— … Мма… Такой молодой гаалец и отправился в космос… Мма… Неужели тебе было так плохо на твоей родной планете?

Лап молча вслушивался в чмоканье своего собеседника, не отвечая ему. Впрочем, так как я скрылся за перегородкой, которая разделяла само пространство камбуза от столовой, она же — конференц-зал, возможно юный грагал уже ответил набором жестов. Сомневаюсь я, что Антаанар такой ответ понял. Жаль, что перегородка непрозрачная. Но это же, и её плюс — никто не отвлекает тебя от процесса готовки. Правда тут и смотреть особо не на что, если пользуешься адаптером синтетики. В любом случае через какое-то время я услышал, как Лапа заговорил.

— Я благодарен своей родине за полученная опыт и знания. — Я чуть было не поправил его на автомате, но вовремя сцепил зубы поплотнее, чтобы не выдать своего присутствия. — Теперь я ищу знания и опыт здесь.

— Мма… И что, неужели тебе позволили начать свой поиск в столь раннем возрасте?

— … Доктор Антаанар, это соовтветствует… соответветст… — Окончательно запутавшись в произношении, Лап решил переформулировать фразу. И правильно сделал. — Я действовал в согласии со своим га-саи. Кто может мне это запретить?

-Мма… И то верно, мма… И всё же… Мма… ты был счастлив на Дуэдэ? Там же ведь довольно теплое местечко, верно? То есть, мма, там же тепло?

Представляю, как этот вопрос сбил с толку юного гаальца. Да и меня, признаться, тоже. Как погода связана со счастьем? Хотя, сложно быть счастливым, если ты в одной футболке на голое тело оказываешься в снегах. Первые пару секунд может ты ещё и счастлив, а вот потом куда-то радость сдувает. Я даже поёжился невольно. Лапа над вопросом думал долго, но, тем не менее, всё же ответил.

— Температура на Дуэдэ регувируется при помощи погодного щита. Там всегда тепло. — Спустя продолжительную паузу он добавил ещё пару слов, но довольно тихо, так что мне пришлось напрячься, чтобы услышать его. — … не был там счастлив.

— Мм… И отчего же? Болел часто? Но у вас же наверняка есть больницы и довольно много…

Мне стало понятно, что Антаанар пытается вызнать как можно больше о планете, на которой, возможно, ему придётся начать новую жизнь. Удивительно. Тогда, на Уудлане он был напуганным, и мне казалось, что он будет ещё долго бежать от планеты к планете. Я невольно ухмыльнулся, вспоминая недавние события, и глядя на перегородку, словно та была экраном, и могла отобразить запись произошедшего. Этот «доктор» живёт в своем маленьком закутке, словно в болоте, и не особо-то рад пришлым. Что, впрочем, не мешает ему общаться с другими, строя свой маленький бизнес. У себя дома Лапочку он заштопал машинально. Им тогда руководила его профессия, а не его личность. Зато когда он попытался очухаться, я его здорово задел. Сомневаюсь, что он вообще задумывался над тем, чтобы оставить Лапу у себя. Нет, ну правда, что бы он с ним делал? Но я задел его эго, которое у всех знакомых мне врачей довольно большое. Я усомнился в нём. И благодаря характеру, который у этого мутного типа не самый мягкий, он начал спорить. Думается мне, что оказавшись в космосе он поспешно запихнул свой характер поглубже… А дальше — он испугался, узнав про пиратов. Трусливый, склочный… Не самый глупый из известных мне личностей. Нда… Он не был похож на того, кто так легко меняет свой дом на что-то ещё. А если уж решит сменить, то будет долго и придирчиво выбирать. Но, похоже что сейчас — у него не особо богатый выбор.

— … так просто? Мма… — Ох, вот почему существа вокруг меня не могут отнестись с уважением к тому, что я думаю и не притормозить свой разговор? Почему они не могут «встать на паузу», пока я думаю? Антаанар продолжал расспрашивать моего подопечного, пока я предавался размышлениям.

— Да. Я каждый день ходил смотреть на корабли. Мне не мешали. Уже два цикла. — Лап задумался и поправил сам себя. — Вернее — почти три. На Дуэдэ мы вернёмся после Дня Завершения Цикла. Или чуть раньше. Это надо спрашивать у Рейнджера Леонида. Тут свое время, на корабле.

 — Мма… Понятно-понятно.

А вот мне было не понятно. Спрошу как-нибудь позже у Лапа, что это за день такой. То есть интуитивно понятно, конечно же, но хотелось бы поконкретнее. Это какой-то праздник? Интересно, а как празднуют что-либо дети Гаалы? Встают в кружочек и поют по очереди песни, в алфавитном порядке? И выстраиваются по именам ещё. И по высоте. И по социальному статусу. Чтоб все было гармонично и систематизировано. Мне представилась такая картина, и я понял, что этим они действительно могли бы развлекаться, в перерывах между созерцанием Космоса и написанием научных трудов. И у них бы не получалось, потому что они нашли десяток идеально гармоничных вариантов и спорили бы о том, какой вариант лучше. Я тряхнул головой, сгоняя наваждение.

— … часто? Мма… То есть я хочу спросить…

Тем временем мои пассажиры продолжили диалог, а я решил прекратить их подслушивать. Антаанар слишком много мямлил, а Лап так долго отвечал, что я мог бы за время их беседы успеть научится вытёсывать на камне письмена. Тяжело вести беседу, когда оба собеседника нервничают. Основную идею я узнал, кое-что новенькое услышал, а нюансы можно выяснить по ходу. Постаравшись выскользнуть с камбуза так же тихо, как и вошёл, я выглянул из-за перегородки и увидел, как на меня уставились три глаза. Юный гаалец смотрел на меня в упор, медля с ответом на очередной вопрос доктора. Я медленно приложил палец к губам. Хм, а знает ли он значение этого движения? Есть ли в их культуре аналогичный жест? Лап не сводя с меня взгляда неуверенно кивнул, после чего моргнул нижними глазами и, так же медленно, как и всегда, перевёл взгляд на Антаанар.

— Да. Много часто. Каждый день на Дуэдэ особенный, многие из них имеют свои названия…

Чудно. Просочившись в коридор я выдохнул. Мне бы не хотелось выслушивать причитания дока на тему… да, в общем-то, на любую тему. Так что теперь у меня должок перед Лапой. И уже не первый. Хотя, он первым открыл счёт, пробравшись на мой корабль. Но с другой стороны — он, успев захватить пожитки Антаанара, вытащил нас с Уудлана. А вот там у меня осталось куча неоплаченных долгов.
Размышляя над этим, я принялся спускаться ниже. Чертовы мысли… В каюту теперь можно не идти, не засну. Нужно как-то выкорчевать из сознания этот мерзкий шепоток внутри меня. Как лучше отключить сознание? Нужно что-то делать. Пилотировать сейчас особо не за чем, движок мне в полёте не починить, а если я начну его разбирать на ходу, то мы встанем намертво. Ещё чего доброго я поджарюсь под соплами двигателя… А все ли уудланцы успели отбежать прежде чем я включил форсаж? Я ведь мог их спалить… Спасибо тебе шёпот сомнений, теперь я ещё и об этом буду думать. Надо тебя чем-нибудь заткнуть. И будет это «что-нибудь» — физической нагрузкой.

На корабле конечно много места, но вместе с тем, его катастрофически мало. Здесь есть немного личного пространства, но почти все, что есть на борту, имеет не одно применение. Лазарет переоборудуется под камеру содержания, хотя гостевая каюта подходит под это лучше. В трюме устраивают «спортзалы», одну из кают можно использовать в качестве дополнительного склада, столовая вообще имеет такое количество предназначений, что считать замучаешься. Помню я, как один из торговцев рассказывал, что он обустроил свою столовую в качестве бара и предлагал всем пролетавшим мимо пилотам пристыковаться и пропустить по рюмочки креплёного. Ловко, учитывая, что с него за это было невозможно взыскать налоги. А посетителей у него, верно, было достаточно, не на всех планетах разрешён алкоголь для продажи. Или употребления. Вот так вот загрузился под завязку, подлетел к какой-нибудь планете и висишь себе, торгуешь. И никаких тебе забот, никаких проблем. Никаких перестрелок. Хотя, это уже от посетителей зависит.В любом случае лучше уж пилоту держать себя в форме, чем бы он не занимался. Спортзал на корабле можно организовать самый простой — лестницу использовать в качестве турника, грузы взамен гантелей и утяжелителей, а сам трюм можно оббегать по кругу. Крупные ящики в качестве дополнительных снарядов, они крепкие, на них можно хоть запрыгивать. Или использовать в качестве препятствий. Нет, можно конечно же купить и специальные тренажёры, оборудовать их на борту, при этом потеряв немного пространства… Но я как-то не вижу в этом смысла. Поэтому у меня была любимая лестница, на которой я карабкался вверх-вниз и подтягивался, нелюбимый груз вместо гири, вечно падающий мне на ногу, если я его случайно задену, и специально расчищенная беговая дорожка вокруг грузов.

Спустившись в трюм, я почувствовал, что, то напряжение, которое держало меня с момента приземления на планете, куда-то делось, а вместе с ним и вся энергия. На Уудлане расслабится мне не дали, а потом этот бешеный старт и ожидание погони. Ну да, я и спал то урывками, пока сидел в кабине, почти не двигался, ел мало и при этом был постоянно взвинчен. А теперь, когда давящих факторов не оказалось, моё тело и мой разум решили устроить забастовку. Сейчас я был больше всего похож на шарик, из которого выпустили весь воздух. Но взамен энергичности пришла не усталость, а сомнения и угрызения совести. В голову мне лезли расплывчатые образы гаальцев, пеленгов и людей, которые погибли по моей вине. Меня замутило. Ну не убийца я, и не солдат, так почему же вокруг меня так много смертей? Опустившись на ящик с медикаментами, я подумал, что хорошо, что меня никто не видит сейчас. Я должен был быть спокоен, силён духом, и уверен в себе.Потому что именно я капитан корабля, его пилот и защитник. Потому что приключение ещё не закончилось. Потому что на моём борту непонятно кто и ребёнок, смотрящий на меня как на героя. А герои не ломаются. По крайней мере — я никогда не слышал о таком. Герои всегда находят время оплакать погибших, но делают это как-то мимоходом, больше для галочки. Их не терзают сомнения — правильно ли они поступили. Они мучаются, лишь потеряв кого-то близкого. И там обязательно должна быть фраза про «Он погиб за правое дело». Все должно быть возложено на алтарь великой цели, спасению всего человечества или целого мира. Они не боятся за свою собственную жизнь, охотно рискуя ей, и спокойно принимая моменты опасности. Ну, так вот вам новость — я не такой. Меня всё ещё потряхивает от второй перестрелки за месяц.

Чем дольше я сидел, тем больше змеевидных отростков мыслей оказывалось в моём мозгу. И тем хуже мне становилось. Замотав головой я встал и принялся разминаться. Тело отозвалось проблесками тусклой боли, но я не обращал на неё внимания. А потом я принялся бегать, наворачивая круги по трюму, наращивая скорость. Бег это хорошо. Бег может однажды спасти кому-нибудь жизнь. Сосредоточившись на дыхании, я превозмогал собственные лимиты и повторял комплексы упражнений, лишь бы ни о чем не думать. Я понимал, что делаю только хуже, поскольку тело мне спасибо не скажет за такую тренировку, но поделать ничего не мог.Пока я был занят физическими нагрузками — мой мозг пустовал. Пока всё моё внимание было направленно на то, чтобы верно исполнить упражнения с гантелями, я просто не мог позволить себе задуматься о вине перед случайно вовлечёнными в мои приключения мирными жителями. А когда мысль всё же промелькивала — я менял хват на своей «гире» или брался за выполнение другого комплекса.

В какой-то момент я попросту свалился без сил, полностью опустошённый. Не знаю, сколько времени у меня ушло на всё это. Мне казалось минут двадцать, но время такая странная штука. Приятель отца, который занялся моим образованием, как-то сказал мне, что время относительно. Это доказал ещё в докосмическую эру один из учёных на Земле. Я не особо слушал, потому что там была сложная конструкция, связанная с восприятием времени разными людьми, на разных высотах и тому подобное. Но сам оборот речи мне понравился. Время относительно — пока я за штурвалом время может течь как быстро, так и медленно. Если я жду, когда меня примет представитель департамента по делам рейнджеров, то пять минут превращаются в час. Когда я увлечён микроманеврированием — часы превращаются в минуты. Когда я погружен в мрачные мысли… Секунды тянутся столетиями. Должно быть, весь фокус заключается в том, что для меня проходит какое-то свое время, когда для других время продолжает течь с нормальной скоростью. А может быть и с ненормальной, может у них тоже какое-то свое время. Единственное что в этом есть хорошего — то, что мы никогда не сможем узнать, как оно на самом деле. Думаю, что вселенная всё ещё держится лишь потому, что никто так и не сумел полноценно взглянуть на неё с двух разных точек зрения. Никто так и не смог полностью проникнуться чужим пониманием времени, пространства и космоса. Проникнуться и не отречься от своего, а иметь в своем арсенале уже не одну, а целых две картины мира и не сойти с ума. Если, когда-нибудь, такая технология станет возможной… Может тогда никому не нужно будет умирать от рук других?

Додумывал я мысль уже у себя в каюте, уткнувшись лбом в стеклянную стенку душа. Предыдущий владелец этого корабля был человеком явно необычным, потому как кроме привычного звукового душа у него была установлена ещё и настоящая роскошь — водяной душ. В нутре корабля был спрятан бак с водой, которую использовали для охлаждения, регулировки атмосферы и для приготовления пищи. И, разумеется, система очистки этой воды была на высшем уровне. Потому дозаправлять этот резервуар требовалось нечасто. Зато, если всё же воспользоваться этим старинным агрегатом, который мог смыть с вас любую грязь, даже душевную, то лучше всего не забыть потом заскочить на планету, где можно заправиться. Пользовался я им редко, но сейчас очень уж хотелось. Я долго стоял, задрав голову вверх, словно растворяясь в горячих струях воды. Мысли стекали вместе с каплями освобождая голову от ненужного. И вот тогда то и пришла усталость. Мне нужно было быть наготове, если что-то произойдёт. Корабль на горизонте с неизвестными намерениями, незавершённое задание гаальцев, неоплаченные счета, Антаанар, который мог выкинуть всё что угодно… Ну, а я… Я устал. И потому иду спать. Отключив воду, я, не одеваясь, рухнул на кровать и заснул. Вроде бы мне снились дети Гаалы, водящие вокруг меня хороводы. Они что-то говорили, и постоянно причмокивали, всплескивали руками, и сетовали, какой же я глупый, что так и не понял, почему именно мне была предоставлена честь выполнять столь важное задание. А я посылал их в черную дыру и просил не мешать мне спать.

<center>***</center>

— Проснись и пой, спящая красавица! Новый день — новые проблемы. Ты же не хочешь их всех пропустить? — почему у этого умника вечно такой омерзительно бодрый голос?

— Греф, отстань, я сплю. — Я постарался зарыться поглубже в подушку, надеясь, что мой назойливый приятель от меня отстанет. Но не тут-то было.

— Я бы не стал тебя беспокоить без нужды, но… Леня, корабль, летящий нам на встречу замедляется.

Пришлось вставать. Бросив взгляд на стол, возле которого я в последний раз видел свой планшет, мне удалось его отыскать валяющимся на полу. Добредя до него, я развернул его и взглянул на часы. С того момента, как я покинул кабину пилота прошло десять часов. Ну, хотя бы пару часов я поспал, уже хорошо. Оглядевшись, я с сомнением уставился на свои штаны, свисающие с полок над кроватью. Как они там оказались? Смутно помню, как вчера раздевался перед душем. Видимо пытался бросить одежду на койку, но промахнулся. Куртка валялась рядом с подушкой. Футболку я так и не нашёл, а лезть за новой не было сил. Кое-как одевшись, я со вздохом направился в сторону кабины, чтобы узнать что происходит. Поразмыслив и вспомнив про свою удачу, я прибавил шаг, на всякий случай. Запрыгнув в кресло пилота, я тут же на автомате застегнул ремни, которые были предусмотрены на случай отказа кристаллов внутренней гравитации. Ну, или в случае сильных повреждений. Или ещё по какой-то причине. Руки мои легли на панели управления, чтобы в случае чего успеть среагировать на все что может мне подкинуть космос. А сам я уставился на монитор с внешних камер, располагавшихся на втором окне иллюминатора. И, разумеется, тут же мазнул взглядом по левой части окна, чтобы своим взглядом увидеть что происходит. В современном мире оказалось, что электронику обмануть куда легче, чем человека. Потому достаточно послать пару сигналов на радар противника и тот будет считать, что ты ещё далеко.
А тем временем пилот звездолёта напротив и вправду замедлял своего космического коня. Не сбрасывал ход полностью, а просто замедлял движение тормозными двигателями. Это было неожиданно и не совсем понятно. Чтобы избежать столкновения и оказаться на максимальной орбите поражения от этого корабля, мне пришлось уводить свой звездолёт выше и правее. Пальцы сами нашли нужные кнопки и рычаги. Регулятор высоты, панель контроля движения по оси, боковые двигатели… А тем временем пилот другого корабля… Позже я понял, что такими навыками управления достаточно сложно обзавестись. Продолжая движение по намеченной траектории, не останавливаясь, а используя только маневровые двигатели, он заставил свой корабль «кивнуть». Это было похоже на вежливый, но мимоходом брошенный кивок знакомому, если вы случайно столкнулись на улице. Такой, чтобы не слишком бросался в глаза, но чтобы показать, что вы друг друга заметили. Не обязывает к общению, поскольку вы ведь оба куда-то спешите. Вроде как ничего особенного, но, чёрт возьми, насколько же это было удивительно, зрелищно, величественно. У меня не хватило слов, чтобы подобрать правильное описание увиденному. Я замер за штурвалом, глядя на это чудо. И чуть было не упустил момент, когда мы оказались на одной линии. Спохватившись, я хотел было повторить маневр другого рейнджера, но понял, что у меня не получится проделать этот фокус с тем же изяществом. И я решил попросту «качнуть крыльями». Это было куда проще, чем повторить его кивок.

Так мы и разошлись. Я направил свой корабль дальше, а Павел отправился в сторону гипера. Начав коррекцию маршрута, я задумался над тем, как он добился такого мастерства управления звездолётом в космосе. И главное — зачем. Когда видишь грагала, научившегося творить удивительные вещи, в первый момент ты восторгаешься. А потом порой задумываешься, а зачем? Зачем, к примеру, пеленг учится подбрасывать монетку так, чтобы она словно по волшебству перекочевывала из одной руки в другую, третью, четвёртую… Или зачем фэянин годами учится силой мысли сдвигать листочек бумаги, а малок тренируется чтобы кулаком пробивать корпус корабля? И может показаться, что делается это всё баловства ради, но есть же те, кто всему найдут применение. Пеленг научившийся подобным фокусам станет прекрасным карманником или барменом, фэянин может пригодится в казино… А малок даже выброшенный в скафандре в космос сможет проломиться на чужой корабль. Так зачем рейнджер по имени Павел мог выучить такие трюки? Микроманевры в космосе, кроме как для того чтобы покрасоваться, могут пригодится, чтобы минимизировать ущерб при столкновении с астероидом. Или, чтобы уйти от основного удара оружия противника. Чтобы ракета взорвалась не у тебя в трюме, а рядом с кораблём, задевая только осколками. Да, полезный навык. Особенно, если учесть, что часть систем захватили разумные роботы, которые стремятся уничтожить Содружество Разумных Рас.

Однако, мне почему-то думается, что навык этот пригодится мне слегка меньше, чем умение общаться с разными расами. К доминаторам я пока не лезу, а вот всякая местная фауна активно лезет ко мне. И хотелось бы, чтобы в меня не только не стреляли каждый раз, как только меня завидят, но и понимать, чего же именно от меня хотят и почему. Вспомнив свой сон, я откинулся в кресле и потёр переносицу. В общем, и в целом картина получилась у меня занятной, но пока ещё не полной. Либо меня старательно куда-то вели, а точнее не куда-то, а к кому-то, либо… Предположим им потребовался Антаанар. Сами они его достать не могут. Почему? Чужая планета, разные правители… Чушь. Гаальцы управляются своим советом и хорошо себя чувствуют уже не один миллион лет. Значит, им нужен не столько док, сколько видимость того, что им нужен этот, с позволения сказать, межзвёздный специалист. С правительством что Дуэдэ, что Уудлана он говорить вряд ли стал бы, если он тот, о ком я думаю. И с любителями треугольных эмблем у него куда более близкие отношения, чем он хочет показать. А что если всё дело в них? А точнее в большом боссе, пирате, что держит под контролем гаальский сектор? Меня используют как наживку? Но почему он должен на такую наживку клюнуть, спрашивается? А вот вам и ответ — малоизвестный рейнджер, криминальное прошлое, расстраивает его планы на одной планете, прилетает на другую, выкрадывает дока, который их кинул, сматывается от тех, кого послали с ним разобраться, и сдаёт их полиции. Мда… Если ещё окажется, что у него были виды на Лапа, то я прямо вообще в шоколаде. Надо будет у моего пассажира уточнить, нет ли у него братьев постарше, которые крышуют местные планеты в перерывах между рождественскими обедами.

Воспоминания об традиционных приёмах пищи по праздникам всколыхнули у меня два желания. Первый пойти что-нибудь съесть. И второй — выяснить, что празднуют дети Гаалы. Отстегнувшись от кресла, я проследовал на камбуз, чтобы воплотить в жизнь первую идею. На этот раз там было незанято, так что я сумел со спокойной душой позавтракать. Мне даже никто не мешал. А вот со вторым вопросом оказалось чуть сложнее. Следует ли мне спросить Лапа? Не думаю, что я в достаточной мере сумел восстановить душевное равновесие для беседы с ним. У Антаанара спрашивать бесполезно, он почти наверняка не знает. Остаётся только проверенный источник идей и новостей.

— Греф.

 — Я за него.

Мой напарник ответил мне мгновенно, даже с учётом того, что я был в столовой. Умная программка, ничего не скажешь, автоматически определяет источник запроса и выводит динамики в конкретный отсек, вместо того чтобы вещать на весь корабль.

 — Что у тебя есть на гаальцев?

 — Кроме стойкой убежденности, что эти надутые трёхглазые индюки с гигантским самомнением… — Греф на мгновение запнулся, а я ощутил странный прилив ностальгии. Этот разговор напомнил мне о том времени, когда всё было легко и просто, а я не ввязывался ни в какие передряги секторного масштаба. — Леня, у меня, кажется, сбой в программе. Возможна попытка изменения программного кода.

Я подскочил на месте, опрокинув стул. Вот только этого мне не хватало.

— Каковы повреждения? Можешь отследить источник? Что вообще случилось?

— У меня дежавю. — Мой напарник беспечно огорошил меня очередной своей выходкой и продолжил, чуть ли не насвистывая, легкомысленным тоном. Мне же оставалось только глотать воздух с недоуменным видом. — Согласно одному из классических источников — это признак проблемы у систем, имитирующих сознание. Или мы и правда уже вели такой же разговор?

Повисла неловкая тишина. Я честно пытался понять, что он мне сказал. Дежавю у него, видите ли, а раньше его повторение разговоров не смущало что ли?!

— Греф, зараза ты электронная! Я тебя с твоими шуточками однажды сдам на форматирование!

— Ты всё обещаешься, Лёня, но мы оба знаем, что этого не будет. Без меня твоя жизнь будет скучна, как составление описи груза.

— Вот уж сомневаюсь… Ладно, пропустим уже заученные реплики, — я поставил стул на место и уселся на него, пытаясь держать себя в руках — поищи что-нибудь по гаальским праздникам. Конкретнее — день завершения цикла, или как-то так. Уточнение — праздники планеты Дуэдэ. И давай без твоих шуток на этот раз?

— Окей, босс. Произвожу поиск. Тебе вслух или…?

— Текстом. — Развернув планшет, я уставился на него, ожидая, когда там появится описание раздобытое Грефом. А после увлекся чтением.

День Завершения Цикла, как я и предполагал, был чем-то вроде праздника «Нового Года». Если люди праздновали начало чего-то нового, то дети Гаалы отмечали окончание чего-то старого. На каждой планете под контролем гаальцев этот день отмечался по своему, и в разные дни. Некоторые планеты или даже системы так и вовсе его не отмечали. Гаальский Цикл, если верить сводке, высчитывался на основе традиций, и был равен количеству дней и часов, которые потребовались магистру для достижения га-сатул, второго знания, озарения, на этой планете. По другой версии требовалось считать, что цикл равен времени, потребовавшимся для достижения га-пхет… И ещё пара десятков вариаций «га-что-нибудь». Я старательно в это всё вчитывался. Нет, это не особо интересно, просто занимает сознание.

Из информации, которую нашёл электронный шутник местного разлива, я смог найти и сводку по Дуэдэ. На этой планете праздновался День Завершения Цикла в середине местной зимы. Принято считать, что это время одной из высших гаальских добродетелей, а именно «помощи в просветлении». Желтокожие умники полагают, что обязанность каждого достигшего определенного уровня гармонии с Космосом — помочь другим достичь этого уровня. А гармония в их понимании достигается вместе с пониманием и принятием. Конечно же, для этого требуются знания, которыми они и делятся во время этого праздника. Считается, что в День Завершения Цикла праведный гаалец передаёт знание, которое он уже освоил, тем, кому оно нужнее. Угу, понятно. То есть они рассказывают друг другу сказки, басни или истории. Или делятся той информацией, которая им уже не нужна. Особым знаком уважения можно считать отсутствие даров на этот праздник. Хотя, так же считается, что если сознание не достигло нужного уровня развития гармонии, тогда любой дар, преподнесённый в этот день, будет бессмысленным, и потому ты так же можешь остаться без подарка. Странно это как-то. Как они определяют, кому не нужно их историй, потому что они совершенны, а кому они не нужны, потому что ещё несовершенны? Хотя, это, наверное, интересный ход, особенно, если не объяснять, почему ты не делаешь подарка. Вроде как понять можно двояко — «ты столь совершеннее меня, что я не знаю, что подарить» или «ты настолько далек от совершенства, что тебе потребуется ещё сотня лет, чтобы получить от меня подарок». И никаких оскорблений или упрёков. Каждый поймет по-своему.
А тем временем Греф высчитал по моей просьбе, когда этот день отмечается на планете нашего назначения. Оказалось, что если синхронизировать корабельное время с планетарным, и произвести нехитрые подсчёты, то получалось, что праздник этот наступал чуть меньше чем через неделю. Шесть дней, но лететь нам восемь, если расчеты верны. Правда, это если лететь с нормальной скоростью. А значит, был небольшой шанс успеть к нужному моменту на Дуэдэ. Мне показалось это хорошей идеей. Чтобы успеть вовремя, нужно всё же как-то увеличить скорость. Варианты? Вновь включать форсаж, что означало высокий износ двигателя. Переключиться на время полёта исключительно на ручное управление, но даже я столько времени без сна не выдержу. Облегчить корабль. Последний вариант мимо — у меня нет на борту ненужных вещей. Попробуем тогда скомбинировать два предыдущих решения. Только бы движок выдержал. Надо бы его проверить.

Отправившись в трюм, я по лестнице добрался до отсека с двигателем.Перед входом в отсек на вешалке висел скаф для ремонтных работ, в который я и облачился. Это была предосторожность на случай непредвиденных выбросов в отсек, точнее — его последствий. Если движок сбойнёт в то время, пока я нахожусь внутри и «выдохнет» внутрь… Тут уже никакой скафандр не спасёт. Подвигав шеей внутри шлема, я кое-как отрегулировал подвижность шейного отсека и оглядел свое облачение. Мда, когда-то он был белым, но это время давно миновало. Хотя он всё ещё обеспечивал неплохую защиту. От высокой или низкой температуры. Обуваясь в боты с электромагнитами в подошве, я подумал, что мне было бы неплохо обзавестись запасным, на тот случай, если Лап у меня задержится. Хотя, скорее всего, я от него очень скоро избавлюсь. Всё же мы летим на его родную планету. И ему точно будет безопаснее там, нежле чем рядом со мной.
Войдя отсек, я понял, что всё оказалось не так плохо, как я думал. Двигатель работал в штатном режиме, выбросов не было, а датчики показывали, что скафандр мне здесь не особо-то и нужен. Хм. Оглядев внимательным образом движок, я заметил пару расплавленных защитных пластиковых нашлёпок. Вот их придётся убрать. Если они продолжат плавиться, во время полёта, то расплавленный пластик может затечь куда не надо. Сборка вроде как людская. Хм, а вот это странно, учитывая, откуда у меня этот двигатель. Мне его презентовал рейнджер-фэянин, так что и сборка должна была бы быть фэянской. Ох, и крепли же мои подозрения на его счёт. Не просто так мы с ним познакомились. А вот и ещё одна пластинка, подтверждающая мои сомнения. На отковыренной мной металлической пластине было выгравировано: «СД117к-12 Изготовитель: Солнце, Марс, Завод братьев Р. № 23, Серийный номер…». Вот это да. Самое смешное было в том, что я даже знал, где находился этот самый завод. А вот то, что он уже начал производить сингулярные двигатели — не знал. Зато объясняла эта табличка, почему так много деталей из пластика. Люди вообще любят всюду совать пластиковые детали — дешёво, легко заменить, но быстро износится. Что означает — детали будут покупаться часто, но так как они не стоят много, покупатель будет воспринимать это как должное, и не задумается о замене движка. И хоть цена плёвая, будет это повторяться из года в год, а выпущено таких двигателей уйма. Вот так по копеечке и наскребут они себе состояние, не с продажи основного продукта, а с продажи деталей к нему. Причём они ещё и не напрямую пилотам его продают, а на разные планеты тоннами завозить будут. Вот ведь… Майер учил меня вроде не долго, а гляди-ка, что-то да уяснил. Надо будет ему спасибо сказать, если встретимся.

Пока я всё это рассматривал, мне подумалось, что это мой личный промах. Всегда следует проверять, что же именно ты получил в подарок, особенно если от этого зависит твоя жизнь. То есть, когда Алиций выдал мне партию минералов и новенький движок, я был слишком озадачен причинами его поступка, чтобы разобраться в том, что оказалось у меня на борту. После, будучи занятым первичными заданиями, времени досконально разобраться у меня не было. Потом меня вообще на корабле не было, пока я командовал роботами. А когда началась вся эта кутерьма с гаальцами, мне было уже не до того. Таким образом у меня были веские причины не обратить внимания на расу производителя двигателя. Ну, или мне хотелось в это верить. Не мог же я признаться самому себе, что попросту забыл? Это был просчёт, который мне лучше не повторять в будущем. Да, фэянин-рейнджер оказался непостижимой для меня фигурой и его подарок не нёс с собой проблем. Но в другой раз может оказаться всё по иному и лучше мне быть к этому готовым.

Вернув на место защитные панели, точнее те из них, которые были не повреждены, я вышел из отсека, загерметизировав его за собой. Стянув с себя скаф и облачившись обратно в свою уже ставшую родными футболку с курткой, я вернулся в кабину пилота и переключил двигатель в режим форсажа. Выдержит как-нибудь, а если нет, то заменить детали будет куда дешевле, чем я предполагал. Итак, я намереваюсь управиться дня за четыре, чтобы успеть ещё разыграть представление с кораблём, застрявшем на орбите. Как его там… Овеон Наклаая? Как бы корабль не назывался, а шоу продолжается. Нас тряхнуло и с удвоенной скоростью мы понеслись к Дуэдэ. Хоть бы в этот раз обошлось без стрельбы.

Новый кусок, новая порция. Оставляйте комментарии, коль хотите.


  
 
Адмирал
Сообщений: 3998

Аватар пользователя
Кроличья Голова. За массовое клоноводство. Красный Кирпич. За постоянное передразнивание Димусика. Репейник Монго. За выклянчивание блинкеров.
Предупреждение. Последнее китайское предупреждение: заканчивай флудить в служебных темах. Форум -- не пикабушенька; то, что мы тут все в хороших друг с другом отношениях -- не повод устраивать везде сплошные смехуёчки.

Not implemented yet
Сообщение 10.03.2017, 15:13
Пока прочел 8 (просто недавно начал, а до этого читал только пролог), так что отпишусь чуть позже. :3

_________________
Roses are red,
Violets are blue,
I'm so fucking sweet,
Guess it's not about you. ;))


  
 
Новичок
Сообщений: 27

Аватар пользователя

Увидимся в космосе, рейнджер.
Сообщение 10.03.2017, 16:33
Aleksis Bill, С удовольствием прочту отзыв.


  
 
Новичок
Сообщений: 1

Аватар пользователя
Сообщение 16.03.2017, 13:56
только начала читать. пока в бешенном восторге))))


  
 
Новичок
Сообщений: 27

Аватар пользователя

Увидимся в космосе, рейнджер.
Сообщение 16.03.2017, 16:21
Innochka, Благодарю за отзыв.


  
 
Показать сообщения за:  Сортировать по:  
Начать новую тему Ответить на тему  [ Сообщений: 41 ] 
Перейти:  

Найти:
На страницу Пред.  1, 2

Кто сейчас на форуме

Сейчас этот форум просматривают: нет зарегистрированных пользователей и гости: 0


Вы не можете начинать темы
Вы не можете отвечать на сообщения
Вы не можете редактировать свои сообщения
Вы не можете удалять свои сообщения
Вы не можете добавлять вложения
©2003-2017, CHK-Games.
Правила форума | Политика приватности
Powered by slightly modified phpBB © phpBB Group
Дизайн Вячеслава Трушкина
Плюшки и фишки by Bret, zavron_lb & ru_maniac
Лучше всего смотрится в 1024x768 и выше

Почта для жалоб и уведомлений // Abuse mail: ru_maniac@snk-games.ru
Russian or English only, please. Requests in any other language will be ignored.

[ Время генерации : 0.428 с. | Запросов к БД: 33 ]